Полная версия сайта

Последний роман королевы иронического детектива Иоанны Хмелевской

Ранним утром 1995 года, когда в Варшаве еще толком не рассвело и за окном серело нечто унылое и влажное, за пани Хмелевской приехало такси.

Ее любовник лодзинский милиционер Януш Новак считал, что Иоанна подкапывается под него, собирая компромат! А ее детективы, мол, просто уловка — так, для отвода глаз. Иначе зачем ей понадобилось знать, как расположен лабиринт кабинетов в милиции, кто в каком чине и где сидит? На доводы Иоанны, что это нужно для художественной правдивости, он чихать хотел. Другой любовник, с которым Иоанна продержалась вместе несколько лет — прокурор Войтек Бялый с бычьей шеей и орлиным носом, словно приклеенным к худому лицу, — недоверчиво закатывал глаза к потолку, когда она, как все женщины на свете, иногда говорила ему, что да, она его действительно любит.

Наверное, Иоанна вела себя неправильно: ей бы борщи варить и утку хоть бы и стиральным порошком посыпать, но только не делать того, что она делала. Множество дней, когда Иоанна не ходила в свое проектное бюро (а такое бывало), начинались с того, что она умоляла Войтека взять ее с собой в суд! Там Иоанна только первое время сидела тихо, записывая каждое слово. Потом начала вмешиваться в правосудие и в работу Войтека. А какому мужчине это понравится?

— Говорю тебе, эта Стефча сама ему отдалась, никто ее не насиловал! Ты только посмотри на нее!

Она и с бульдогом справится, не то что с этим заморышем! — вопила Иоанна своему прокурору после очередного слушания. Женщина она азартная и иногда приволакивала в дом ящик импортного коньяка, делая его ставкой в пари с Войтеком, чем кончится дело. Однажды застала любовника под грязной лестницей в здании суда, где тот подробно инструктировал адвоката, как тому строить свою жалкую речь, чтобы обвинитель, то есть Войтек, выиграл дело, а вместе с ним и Иоаннин коньяк. Возможно, благодаря подрывным усилиям Войтека адвокат посвящал часы своих разглагольствований, дабы открыть тайну, с какой целью Стефча и ее беспутная подружка ходили в магазин деликатесов; после долгих прений выяснялось: чтобы купить кило смальца! Однажды возмущенная всем этим безобразием Иоанна отмочила совсем невероятный номер: после того как красное пятно на шее все той же Стефчи было признано судом следом варварского изнасилования, Хмелевская в коридоре, когда вышли Войтек, адвокат и публика, оттянула ворот водолазки и стала демонстрировать незнакомому пожилому пану, оказавшемуся рядом, точно такое пятно от Войтекова страстного поцелуя на своей шее, громко восклицая: «Меня вот тоже вчера изнасиловал любовник.

Я могу подать в суд?» Сатирическую телевизионную пьесу, которую Иоанна написала по делу Стефчи, увы, никуда не взяли; редакторы хохотали до упаду, перепечатывали, уносили домой, распространяли в списках, при этом все как один полагали, что их снимут за подобное богохульство против польской судебной системы.

Но разве все это означало, что она не способна относиться к своему мужчине просто как женщина?

Ни один из ее любовников почему-то упорно в это не верил.

…Объявили посадку на самолет в Монреаль. Пани Иоанна отодвинула чашку с давно допитым кофе, прислушалась и не тронулась с места. Начало посадки на трансатлантический рейс означало, что все пассажиры уже сдали багаж и прошли паспортный контроль, а пани Иоанна продолжала сидеть все в том же кафе при входе, окруженная плотным кольцом поклонников, которых становилось все больше и больше. Преобладали, правда, поклонницы. Непостижимым образом чуть ли не в каждой женской сумке оказывался тот или иной роман Хмелевской, и пани Иоанна все подписывала и подписывала их. Господи, сколько же женщин берет с собой читать ее книги в самолет! Она давно могла бы брать процент с авиаперевозчиков!

— Мой самолет улетает!

Фильм по роману Хмелевской «Клин клином», переименованный в «Лекарство от любви», имел огромный успех не только в Польше

— резонно заметила пани Хмелевская, указав пальцем вверх, откуда доносился голос.

— Да вы успеете, — махнула рукой дамочка в цветастом шарфике. — Вас-то они подождут. — И подсунула очередную книжку.

Прекрасно понимая, что едва ли кто-то станет ее ждать, Хмелевская неторопливо подмахнула книжку и заказала четвертую чашку кофе. В принципе врачи давно говорили, что ей не стоит им увлекаться, но кто же слушает врачей?

— Как научиться писать как вы, пани Хмелевская? — робко спросила какая-то девчонка в кедах, с жиденьким хвостиком и заплечным мешком. Всегда найдется такая дурочка, которая пробует перо и хочет писать как Хмелевская, у нее в самом деле уже появилось немало подражательниц в стране.

— Для этого всего лишь надо быть такой же дурой, как я!

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или