Полная версия сайта

Алла Вербер: «Бизнес — занятие не женское»

Именно она привила вкус к модным мировым брендам нашим соотечественникам.

Алла Вербер

Во многом благодаря этой энергичной женщине в Москве появились одни из самых модных мировых брендов одежды. Именно она привила к ним вкус нашим соотечественникам.

В 1994 году мечтой Аллы Вербер было построить в Москве на Кутузовском проспекте Мэдисон-авеню, и сейчас уже можно сказать, что ее мечта осуществилась. Алла Константиновна является фэшн-директором ЦУМа, вице–президентом компании Мercury. Чем пришлось пожертвовать ради такой головокружительной карьеры? Чем платит за подобный успех женщина, какие мечты остаются неисполненными?

— Алла Константиновна, вы — женщина, состоявшаяся в большом бизнесе, а ведь большой бизнес — дело совсем не женское.

Вы с этим согласны?

— Да, абсолютно согласна. Бизнес в самом деле — занятие не женское, тем более в России; на Западе им заниматься во много раз легче: там больше равенства между мужчиной и женщиной, а здесь надо быть отчаянно смелой, вроде меня, чтобы, уехав из Ленинграда в 1976 году и вернувшись обратно на родину в 1989-м, занять среди мужчин-бизнесменов достойное место, завоевать их уважение, много лет подтверждать, что ты можешь работать не хуже, чем они, а даже лучше. Женщины по-разному приходят в бизнес, некоторые — после серьезных разочарований и крушений, если жизнь прижала их к стенке, если нужно выживать, зарабатывать, воспитывать детей.

Однако в ком-то уже с детства заложены лидерские качества или, как в моем случае, в семье были сильные яркие личности, которым хотелось подражать.

— Родители, наверное, не предполагали, что вы станете бизнес-леди?

— Конечно, нет. Для родителей важнее всего было, чтобы мы учились, впитывали в себя культуру, получили самое лучшее образование, поэтому нас стремились развивать во всех направлениях сразу, и для нас, детей, это оказалось нелегко: музыкальная школа, балет, кружки… Моя сестра Ирина окончила музыкальную школу-десятилетку по классу фортепьяно, с пяти лет училась балету; меня в балет не приняли — отбор был очень строгий, но занятий музыкой мне избежать не удалось: я семь лет отзанималась на скрипке.

Мой дед Абрам Иосифович слыл одним из самых знающих антикваров Ленинграда, умел ценить прелесть и обаяние старых вещей. Благодаря ему и родителям вся наша жизнь была так или иначе пропитана искусством. (На фото слева направо: бабушка, дед и мать Алла Вербер)

Как бы то ни было, но с раннего детства нас по кружкам водили, возили, тащили, несли... Родители сами обожали музыку, искусство и все это хотели привить нам. Мой дедушка по матери, Абрам Иосифович Флейшер, после войны был директором крупного мясокомбината; в 1964 году он стал заведовать детским отделом ДЛТ (Дом ленинградской торговли. — Прим. редакции). Памятная нам с сестрой и милая деталь: у деда в рабочем кабинете жил ежик! Когда дед вышел на пенсию, то наконец смог полностью отдаться своему хобби — антиквариату; Абрам Иосифович слыл одним из самых знающих антикваров Ленинграда, умел ценить прелесть и обаяние старых вещей. Благодаря родителям и деду вся наша жизнь была так или иначе пропитана искусством.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или