Полная версия сайта

Галина Ванюшкина: «Я чувствую свою вину перед Юрой»

«Он играл мужиков из народа и сам был человеком из толпы. Теперь и лег рядом с деревенским простым людом».

Юрий Кузьменков

Очень хорошо помню этот момент: сидим мы кружком на стульях, все студенты нашей студии, у нас первая читка пьесы, которую будем ставить. Я застенчивая была, ужас! Глаза боюсь поднять и вот так, снизу, оглядываю ноги всех, кто сидит передо мной. Единственным, у кого были начищены до блеска ботинки и отглажены стрелки на брюках, оказался Юрка Кузьменков.

Я глаза подняла, а он смотрит на меня в упор, не мигая. И что-то так ухнуло в сердце, будто знак какой-то мне дан. А потом опять завертелась-закрутилась студенческая жизнь, я и думать о Кузьменкове забыла, тем более у меня имелся ухажер еще с тех времен, когда я работала в типографии и занималась в драматическом кружке.

Можете себе представить: я мечтала стать актрисой и при этом не выговаривала две главные буквы — «л» и «в».

Картавила так, что мама родная — и та плохо понимала, переспрашивала. Но желание стать актрисой было велико, и я пришла в драмкружок. Руководитель меня послушал и велел немедленно избавляться от картавости. Но как? Пошла к преподавателю по дикции, он сказал: нужна операция — уздечка под языком слишком короткая. А я упорная была — нашла клинику, сделали мне операцию, и все равно пришлось заниматься дикцией. Но я добилась своего — и в драмкружок меня взяли, и к прослушиванию в Школу-студию МХАТ допустили.

И я, и Юра — из простых рабочих семей.

Никто из родни никогда не был связан с искусством. Но видно богу было угодно, чтобы мы оба так стремились в театр, что оказались на прослушивании в студии, которую набирал Юрий Завадский для дополнительного состава Театра имени Моссовета.

В начале 60-х этот театр гремел по Москве своими постановками. Имя Завадского и актеры, и зрители произносили с придыханием, попасть к нему было редкой удачей. Завадский набирал группу — ему требовались три девушки и семь ребят. А пришли поступать — тысячи! На одно место претендовали 600 человек... До сих пор не могу понять, как я вошла в эту золотую троицу. Кроме меня в группе оказались Маргарита Терехова и Наталья Богданова, которая стала потом моей близкой подругой.

Поженились мы 30 декабря — в самый канун Нового, 1964 года

И Кузьменков попал в эту же группу, а еще Саша Леньков, у которого актерская судьба сложилась очень удачно.

— Оказаться в одном театре с народными артистами Марецкой, Раневской, Пляттом, Орловой, Марковым — от одного этого голова может закружиться. Вам довелось общаться с ними?

— Они иногда приходили к нам на занятия, Любовь Орлова рассказывала о себе, о том, как стала сниматься в кино. На репетиции к Орловой попасть было невозможно: ее муж Григорий Александров, постановщик спектакля «Милый лжец», закрывал все двери в зал и никого не пускал.

Но зато Любовь Петровна однажды побывала на нашем учебном спектакле — мы ставили что-то из Островского — и даже поцеловала меня после финала, так ей понравилось, как я играла.

Вера Петровна Марецкая казалась нам небожительницей — она мало разговаривала не только со студентами, но и с коллегами по театру.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или