Полная версия сайта

Владимир Новиков: пятнадцать свадеб и одни похороны

«Наш духовник взмолился: «Дети мои, хватит Господу нервы трепать своими пустыми обещаниями!».

Об одном я жалею теперь, Елена Ивановна. Есть самоутешение, а есть статистика. Пятнадцать раз мы ходили в загс, чтобы стать мужем и женой. Значит, четырнадцать — разводились. И вот повенчались! Но за всю жизнь я так и не сказал вам «люблю»…»

«Это «вы» ее поначалу резануло. По светлому открытому лицу прошла рябь.

Меня папа бил диким боем. Он, наверное, и без рукоприкладства мог бы обойтись, да времени не хватало — партия у него там, военкомат. К тому же заслуживал я... С сестрой Таней и отцом. Минск, 1959 г.

Дескать, артист (а я уже снимался) обозначил дистанцию. Она же, завидев меня у Театра на Малой Бронной, сразу подумала: «Будет моим» — и первая подошла. Назавтра ее желание исполнилось. Год встречались, поженились… А она все оставалась Еленой Ивановной.

Звать близких по имени-отчеству я стал по примеру родителей, незаметно для себя самого. Сказывался сибирский характер отца, скупой на проявление чувств. Я ведь родителям даже записки не оставил, когда уехал из Минска в Москву, чтобы поступать в институт. Через полгода позвонил в дверь. Мама открыла в фартуке, с половником в руках. Вместо приветствия — как ни в чем не бывало: «Борщ сварила. Где был?» А я прошел всесоюзный конкурс во ВГИК — 5 тысяч человек на место, мастерская Сергея Бондарчука, фантастика!

— В институт поступал, во ВГИК.

— Зачислили?

Ну сядь, поешь.

И все. Никаких слез радости.

О разводе родители также сообщили нам с сестрой сухо. Просто поставили перед фактом однажды за ужином: «Мы больше не будем жить вместе». Ни скандалов, ни драм. Но когда встал вопрос, как делить детей, я им облегчил задачу. Собрался, ушел из дома, чтобы не мешать. Объявился у одноклассника, чьи родители работали за границей: «Поживу у тебя». Это не был протест 13-летнего подростка — я вдруг четко понял, что детство кончилось. С тех пор сам себя обстирывал, научился готовить. А разлад родителей для меня трагедией не стал: они все равно любили друг друга, хоть ни разу и не произнесли этого вслух.

Просто оба не умели уступать даже в мелочах. Однако до самого конца общались — и мать, и отец никого другого не искали. Выходит, будто и не расставались вовсе.

Так же и мы с Еленой Ивановной: сколько расходились, но понимали, что в результате все равно вместе останемся.

А первая свадьба и развод у нас конечно же были «навсегда».

За Еленой Ивановной даже ухаживать не пришлось. Да и не умел я как-то за женщинами ухлестывать. Подойдем к ларьку с цветами: «Тебе каких?» — «Да ну еще!» И без жеманства, а честно говорит, что не нуждается в розах. Даже мне в театре цветы чаще дарили, чем я своей жене. «Я тебя таким, как есть, люблю», — легко и непринужденно признавалась она.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или