Полная версия сайта

Алена Хмельницкая: «Чудо, что я никого не разорила!»

«При заполнении очередной декларации на таможне меня спросили: «Зачем вам столько мужских рубашек?»

Мы с Тиграном и до этого были знакомы — все-таки из одной киношной тусовки, которая тогда в Москве была небольшой

Мы с Тиграном поехали в Киев на премьеру. После бурного отмечания сели в обратный поезд. С утра я долго не могла найти свой любимый головной убор. Все купе перевернула, наконец обнаружила под полкой останки того, что еще недавно было моей драгоценной шляпкой... Переживала потерю ужасно: дома пыталась залатать, отпарить, натягивала ее на банки, оттирала фетровую макушку от грязи… Но воскресить любимицу мне так и не удалось. Она осталась только в моей памяти и на фотографиях.

Кино для меня тоже началось со шляпы. Помните ту, соломенную, в которой Леонсия в «Сердцах трех» проходит через все приключения? Шляпка сразу на меня села, и я с комфортом пребывала в этом образе. Причем головной убор утвердили на «роль» гораздо раньше, чем режиссер Владимир Попков — меня.

Я прошла только с третьего раза. У меня вообще до этого было безумное количество фотопроб. Как правило, этим этапом все и ограничивалось. То говорили, что моя внешность слишком восточная, то — слишком европейская… Если честно, сама себе я в первом фильме не нравлюсь. До сих пор, когда его смотрю, у меня столько претензий возникает к своей работе... И пусть «бабочки» внутри меня не порхали, конечно же я была рада, что начала сниматься в кино. Даже жалею, что не выкупила ту соломенную шляпку на память о своем дебюте.

Позже я постоянно старалась найти для своих героинь головные уборы. В «Мужской работе» у Тиграна играла журналистку — для нее специально купила классную кожаную кепку с квадратным козырьком «а-ля Шемякин». Надвинула ее на лоб. «Тень на лице, переверни кепку набок», — умоляли операторы.

Но я втихаря натягивала ее все ниже и ниже, поскольку свою девушку-репортера видела только «с козырьком на глаза». В фильме «Ландыш серебристый» Ирма тоже все время то в шляпе, то в платке, то в чалме… На первый съемочный день картины «Рождественская мистерия» я приехала в бархатной черной шляпе и огромных темных очках. Это совпало с видением художников о некой «итальянской диве», именно так я начала сниматься. Поля мягко обволакивали лицо со всех сторон, и когда я смотрела на себя в зеркало, понимала: на моем месте под таким «прикрытием» могла быть любая другая актриса. Да, совсем забыла, что на своей первой фотосессии для журнала я тоже в шляпах!

Почти сразу после второй серии фильма «Сердца трех» кино в России закончилось.

Почти сразу после второй серии фильма «Сердца трех» кино закончилось. Времена наступили тяжелые. А я как раз еще и дочь Сашу ушла рожать. Алена с дочерью

А я как раз из «Ленкома» ушла дочь Сашу рожать. Времена наступили тяжелые, и хотя Тигран никогда не сидел без дела, снимал клипы, заработки были разовые. Дочке уже исполнился год, а я все сидела дома — ждала предложений в кино, которых быть не могло…

Вдруг звонит наш друг Андрей, он как раз открыл модный ресторан и салон красоты в центре Москвы: «У тебя нет подружки, которая могла бы возглавить элитный бутик?» «Есть! Этот человек — я!» — закричала я в трубку. «Ты не подходишь — все забросишь, едва предложат новую роль», — сомневался приятель. А откуда им поступать? Кино же не снимают! Зато идея с магазином казалась мне безумно органичной: я в строгом костюме подъезжаю к собственному бутику, параллельно где-то снимаюсь… В общем, была уверена, что прекрасно налажу бизнес. Однако понимала, что вести бухгалтерию не смогу, — предложила подруге-экономисту.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или