Полная версия сайта

Морис Ришар Хеннесси: «Хотел стать Карамазовым»

«Коньячный ассамбляж требует не меньшего таланта, чем музыкальная фраза».

Морис Ришар Хеннесси — представитель восьмого поколения потомков Ричарда Хеннесси, младшего сына ирландского лорда Балимакмоя. В сражении с англичанами при Фонтенуа Ричард был ранен и попал в госпиталь, располагавшийся неподалеку от французского городка Коньяк. Он был настолько поражен красотой этих мест, что решил там остаться и в 1765 году основал в Коньяке компанию, которая и по сей день носит его имя — «Hennessy».

Ричард Хеннесси, младший сын ирландского лорда Балимакмоя и основатель компании «Hennessy»

— Месье Морис, в детстве вы понимали, что родились в необычной семье?

— Честно говоря, нет. Правда, меня озадачивали некоторые детали. Например, к нам с кузеном учительница приходила на дом, в то время как другие дети, живущие в городке Коньяк, почему-то были вынуждены ходить в школу. Да еще пешком! Вопросов родителям я не задавал, лишь удивлялся...

Правда, от мира я все-таки оторван не был — старательно посещал, например, уроки Катехизиса, на которых сидел бок о бок с деревенскими детьми. Ходил туда пешком, в ботах, месил грязные сельские дороги, как все, вроде бы ничего особенного. И первое причастие принял со всеми.

В отличие от моих бабушек-дедушек, людей, тесно связанных с землей, родители были утонченными интеллектуалами: отец, инженер по профессии, вечно в разъездах, мама — пианистка, изысканная буржуазная дама.

Так что ребенком я, с одной стороны, был обычным, а с другой — особенным, от внешнего мира меня явно отделяла некая невидимая черта (так я наивно воспринимал тогда давнее семейное дело, его ауру).

В доме было множество прислуги: хозяйство-то огромное... Лакомство нам, малышам, подавалось нетрадиционное — на кусочек сахара взрослые капали коньяк, который, по словам родителей, «давно делала наша семья». Мы, конечно, тогда ничего не понимали ни во вкусе, ни в словах...

В десять лет домашнее обучение закончилось, и меня отправили в лицей. Там, конечно, я сразу же ощутил свою исключительность, точнее говоря, ущербность.

В отличие от остальных ребят мне приходилось носить дурацкие фланелевые кальсончики — их производили только в Англии и повсеместно носили юные англичане. Родители, закупив утепленную новинку в Великобритании, полагали, что это поможет сохранить здоровье, для меня же кальсончики стали символом подлинного кошмара. Ведь над ними потешался весь класс!

— А чем вы увлекались?

— О, у меня была своя химическая лаборатория, где я ставил опыты исключительно для собственного удовольствия. Знаете, в те годы очень популярна была игра «Юный химик», в наборе которой имелись разнообразные реактивы.

— Устраивали взрывы?

— Скорее пожары. Причем до тех пор, пока я химичил на задворках дома, родители относились к моему хобби лояльно, но когда перешел на чердак и чуть было не спалил имение, от меня потребовали свернуть опасную деятельность. А вот к спорту был абсолютно равнодушен, футбол и гимнастика вселяли в меня дикую скуку, даже ужас. Моя спортивная активность сводилась к велосипедным поездкам в школу.

После запрета на химические опыты я переключился на «животноводство»: стал выращивать кроликов и продавать их соседям. Среди постоянных покупателей была, кстати, и моя мать. Ну мне же были нужны карманные деньги! Еще я кур разводил…

Началось все с подарка. Наша кухарка подарила мне симпатичного маленького крольчонка, явно не предполагая, во что это выльется…

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или