Полная версия сайта

Андрей Григорьев-Аполлонов: «Уйти от Маши я не смог»

«Может, я уже нагулялся к тому времени, может, она меня приворожила, не знаю».

Так получилось, что я никогда не жил один. Я постоянно встречался с девушками. Я так устроен, что мне обязательно кто-то должен принести чай в постель и накормить завтраком.

Одна влюбленность сменяла другую до тех пор, пока я не встретил свою будущую жену... Это был удар в солнечное сплетение. Может, я уже нагулялся к тому времени, может, она меня приворожила, не знаю, но уйти от Маши я уже не смог...

Мы были в компании, когда зашла Маша, и все ребята, в том числе я, при появлении Мани просто остолбенели.

При первом появлении Маши я просто остолбенел. Единственное, что смог прошептать: «Никому не трогать!»

Она только что вернулась с отдыха — загорелая, стройная, со светлыми волосами. Выйдя из ступора, единственное, что я смог прошептать: «Никому не трогать!» Влюбился моментально. По самые уши.

Кое-как потом всеми правдами и неправдами выпросил у Мани номер телефона. Маша до сих пор настаивает на том, что фанаткой «Иванушек» она никогда не была, поэтому и я ей как кавалер был «по барабану». Но с другой стороны, это мне польстило, значит, она меня полюбила за человеческие качества, а не за то, что я популярный музыкант.

То, что Маша на момент нашего знакомства была несовершеннолетняя — ей было всего 17, — она от меня скрыла. Сказала, что 19. Очень уверенно так соврала.

Провела вчистую, способная оказалась девушка. И только через два года, когда я познакомился с ее мамой, узнал правду.

Смеялся долго. Звоню ей: «Маня, так ты в каком году родилась?» Она сразу защищаться: «Тут путаница. У меня два паспорта!» Говорю: «Да, ладно. Вместо двадцати тебе снова восемнадцать?! Это же прекрасная новость!...»

...То, что девчонки — движущая сила жизни, я понял рано. А что нужно, чтобы понравиться девчонкам? Либо быть сильным хулиганом, либо хулиганом озорным и талантливым. Я относился ко второму типу. Сильным физически я не был. В 12 лет у меня обнаружили невриному плечевого сплетения, и я едва выкарабкался. Про большую физическую силу, которую обычно дают занятия спортом, можно было забыть.

Каждое лето меня стабильно отправляли в лагерь для детей медработников

Зато в творческом плане я фонтанировал. Все время что-то придумывал, организовывал спектакли, капустники, у меня даже клички были — «Огонек», ну, это за цвет волос, и «Режиссер». Я увлекся танцами, на фортепьяно играл. В 14 лет стал лучшим пианистом Сочи, потом — лауреатом конкурса юных пианистов Краснодарского края.

В лагере для детей медработников, куда меня отправляли каждое лето (папа был главным врачом сочинской Центральной поликлиники), я целые концерты устраивал. Ну, и любовь первая у меня тоже в лагере приключилась.

Коротко стриженная блондиночка с изящными чертами лица, она была дочкой директора пионерлагеря и мотала в лагере весь срок, с 1 июня по 31 августа, как и я. Мне было 11, ей — 13.

Этим летом я был ее постоянным парнем.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или