Полная версия сайта

История одного подарка

После свадьбы Дали пообещал подарить жене замок. Обещание он исполнил спустя 30 лет, в один из самых печальных периодов жизни.

Гала подошла к окну и выглянула в сад. Уже неделю сыпал холодный дождь и она не могла выходить на свои привычные прогулки… Ее взгляд, рассеянно блуждая по печальному осеннему парку, задержался на каком-то мятом свертке, лежавшем на каменном столике открытой беседки. Ее сумка! Та, которую придумал для нее Дали. Она и забыла, что оставила ее именно там.

Когда-то давным-давно, сразу после свадьбы, Сальвадор Дали пообещал подарить жене замок. Обещание свое он исполнил лишь спустя тридцать с лишним лет, в один из самых печальных периодов жизни супругов — постаревших, замкнувшихся в себе, разочаровавшихся в людях.

Гала чувствовала — замок Пуболь появился в ее судьбе вовремя. Он станет последним прибежищем, где она наконец-то обретет покой. Здесь, в сыроватом безмолвии и уединении, у нее будет возможность намолчаться, отстранившись от яркого прошлого, переживаний последних лет, от предательств некоторых близких друзей, превратившись в тихую, неторопливую тень себя самой, когда-то блистательной светской дивы, избалованной и могущественной музы гения... Теперь же, давая редкие интервью, Гала роняла такие фразы: «Я бесконечно от всего устала, мне больше хочется молчать. Я здесь потому, что вокруг очень тихо…» И это было абсолютной правдой.

Даже мужу, своему самому близкому другу, Гала запретила селиться рядом. Она приказала Дали оставаться в своей мастерской, неподалеку от Порта-Льигата, и навещать ее только с письменного разрешения — замок Пуболь стал ее личным пространством, которое Гала желала полностью контролировать. «А как же я? Разве тебе надоело контролировать меня?» — недоуменно вопрошал у жены растерянный Дали, всю жизнь черпавший особое вдохновение в собственной несамостоятельности. Полное подчинение характеру жены, ее настроениям и суждениям за много лет стало для него образом жизни, почти религиозной догмой.

Гала не отвечала ничего конкретного. Не осталось у нее более слов объяснить ему нюансы своего нового состояния. Да и не хотелось ничего объяснять… Перешагнув определенный возрастной рубеж, Гала старалась полностью оградить себя от нервных ситуаций и лишних, никчемных волнений.

Дали  всю жизнь черпал особое вдохновение в собственной несамостоятельности. Полное подчинение характеру жены, ее настроениям и суждениям за много лет стало для него образом жизни, почти религиозной догмой. В доме в Порт-Льигате, 1950-е годы

Тем более повод у нее был: старый и давно немощный муж переживал в те годы платоническую любовь к манекенщице Аманде Лир, постоянно с ней встречался, рисовал с натуры, они гуляли, держась за руки, катались на лодках. Наверное, ему было хорошо... Но Гала это раздражало. Не из-за Дали, нет. Просто напоминало о том, что и в ее жизни остались лишь те радости, которые ты сам себе придумываешь.

Она пыталась себя обмануть, сопротивляться времени и скуке, и здесь, в мрачноватых покоях древнего замка, будто населенного призраками, семидесятичетырехлетняя Гала тайно принимала молодых поклонников. Но это не приносило ни удовольствия, ни утешения — пылкость продажных юношей была очевидна в своей наигранности, «сладкие мальчики» лишь ненадолго отвлекали ее от печальных мыслей.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или