Полная версия сайта

Джеффри Раш: Вечный трус

Помнит ли он день, когда окончательно сорвался? Возможно, это была пятница. Джеффри готовился к спектаклю по Гоголю «Записки сумасшедшего».

Он казался полной противоположностью Джеффри: собранный и достаточно уверенный в себе парень.

Мел подошел к Джеффри после первой совместной репетиции в театре и просто, буднично сказал:

— Я слышал, тебе нужна квартира. Если хочешь, можешь перебраться ко мне. Я как раз ищу напарника.

Джеффри был искренне тронут. За всеми своими душевными переживаниями относительно новой, невероятно сложной и мучительно дававшейся пьесы (ставили «В ожидании Годо» Сэмюэла Беккета) он как-то упустил из виду, что ему нужна крыша над головой: не век же ночевать в тесной каморке при театре… Съемная квартира Мела, достаточно просторная — с тремя комнатами и высокими пыльными окнами — удивляла практически полным отсутствием мебели.

Но это пустое пространство оказалась созвучным абсурдистскому тексту пьесы, над которой они работали. Вечерами после изматывающих репетиций актеры сидели на полу в самой большой комнате, получившей название гостиной, пили дешевое вино и спорили о будущем австралийской театральной школы. Бог мой, тогда их еще занимали подобные вещи… Они строили планы на будущее. Джеффри, правда, осторожничал, не загадывал дальше следующего сезона, а Мел не скрывал, что верит в свою счастливую звезду. Однажды он даже пошутил, что если бы во имя грядущей славы от него потребовали зарезать какую-нибудь юную девственницу, он бы это сделал. В ответ Джеффри лишь хмыкнул: кто бы сомневался, что это у него получится.

Да от желающих отдаться в руки Мела отбоя не будет! Он в самом деле был настоящим красавчиком. Причем без зазнайства, этого томного вида и многочасового зависания у зеркала. Красавчик, не то что Джеффри… Рядом с Гибсоном он чувствовал себя, мягко говоря, неказистым. А сказать точнее — нескладным, большеруким уродом. Впрочем, надо отметить, к чести Мела: он умел хранить верность одной-единственной женщине.

— Познакомься, это Робин, — сказал Мел, вводя в комнату темноволосую девушку в простеньких джинсах.

Джеффри обалдел. Так это и есть его возлюбленная? Такая обыкновенная, ничем не примечательная барышня? А он-то думал, что красавец Мел женится по меньшей мере на принцессе. Или фотомодели.

Джеффри Раш

Он же выбрал рядовую медсестру, ассистирующую стоматологу… Прошло совсем немного времени, и Мел Гибсон, его сосед по квартире, стал международной сенсацией. Фильм «Безумный Макс» выбился в лидеры проката, обаятельного австралийца заметил Голливуд, и очень скоро он навсегда отчалил из Австралии, прочно прописавшись на Голливудских Холмах. Гибсон штамповал хиты один за другим и зашибал огромные деньжищи. Ему все давалось легко и быстро, без особых усилий. Про таких, как симпатяга Мел, говорят: вылетел как пробка из бутылки. Все эти годы Джеффри следил за успехами старого друга не то чтобы с завистью, но с абсолютной уверенностью в том, что ему такая слава уж точно не светит. Гибсон — чертовски удачливый красавец, сердцеед, а Джеффри… Вытянутый череп, мясистый нос, непропорционально длинные руки — нет, ему не дано воплотить образ Ромео ни на сцене, ни в жизни.

Да и не о мировой славе он тогда мечтал… Джеффри Раш жил театром, ведь помимо роли Ромео мировая драматургия богата и другими ролями. Бог мой, кого он только не играл в те годы…

Однажды ему досталась роль собачки Снупи в постановке «Ты хороший человек, Чарли Браун». Он сломал голову над тем, как ее сыграть. Ну, не настоящего же пса, нахального, блохастого, прыгучего, ему изображать на сцене. Он придумал клоуна — маленького, невзрачного, битого жизнью. На сцене этот двухметровый дылда и вправду уменьшался, словно по мановению волшебной палочки. Помнится, Джеффри очень хотел пригласить на спектакль свою тайную пассию — девушку, которая работала в кондитерской напротив.

Набравшись храбрости, вручил ей билет, но… она так и не пришла. В личной жизни Джеффри долго не везло. Он почему-то увлекался сплошь взбалмошными красавицами, которые кроме страданий и мучительных терзаний ничего не приносили его сердцу. Ничто, абсолютно ничто не предвещало его романа с Джейн Менелаус. Она категорически не понравилась актеру. Более того, Джеффри посчитал молодую актрису, однажды появившуюся в их труппе, полной бездарностью. Ни голоса, ни темперамента. Ну да ладно, брала бы фигурой, длинными ногами или пышным бюстом, но и внешность Джейн показалась ему совершенно заурядной. Маленькая серая мышка. Все перевернулось, когда они оказались вдвоем на сцене. Классическую пьесу Оскара Уайльда «Как важно быть серьезным» актеры играли вместе уже раз в десятый, не считая репетиций, но именно в тот день что-то щелкнуло внутри Джеффри.

А может, это щелкнуло внутри Джона Уординга, его героя? Он взглянул в глаза Гвендолен Ферфакс: они искрились, как небесные звезды… Роман совпал с гастрольным туром. По его окончании Джейн, как примерная дочка, повела Раша знакомить со своими родителями.

…— Итак, молодой человек, вы актер? — в вопросе Малколма Менелауса не было ни пренебрежения, ни насмешки. Только доброжелательный интерес и какая-то отеческая забота. Честно сказать, в отца Джейн Джеффри влюбился даже сильнее, чем в нее саму… Малколм Менелаус был человеком выдающимся. Во всех смыслах. Высокий, складный, плечистый. Вот уже больше двадцати лет он оперировал тяжелобольных детей с врожденными дефектами позвоночника, и Джеффри не мог отвести взгляда от удивительных рук этого человека: крепкие, сильные, проворные, с коротко постриженными испачканными йодом ногтями, они словно жили своей отдельной жизнью.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или