Полная версия сайта

Императорская милость

Уже через пару месяцев после коронации австрийцы называли ее «нашей императрицей» или, как и домашние, Сиси.

Во дворце Шенбрунн всегда стояла такая тишина, что Сиси, переходя из одной залы в другую,  пугалась звука собственных шагов

Эрцгерцогиня София была недовольна решительно всем: желанием невестки общаться на улицах с чернью, отсутствием в ней величественности и сдержанности при общении с подданными. Хотя подданные, надо отметить, обожали Сиси. Она никогда не скупилась на улыбки и подарки беднякам. Уже через пару месяцев после коронации австрийцы называли ее«нашей императрицей» или, как и домашние, Сиси. Но главное, что вызывало недовольство Софии, — любовь, которую ее сын питал к этой девчонке. Эрцгерцогиня не желала себе признаться, что попросту ревнует к ней своего венценосного отпрыска. Ей не хотелось делить его с другой женщиной. Поэтому свекровь и вымещала на Сиси свою обиду.

...Сиси повернулась на бок и обхватила руками колени. Платье из розового атласа, расшитое венецианским стеклярусом, не желало, чтобы с ним обращались так небрежно, и всячески мешало ей поуютнее свернуться калачиком.

А Сиси вдруг вспомнилось былое. Как-то они с сестрой устроили костюмированное представление для младших, и Нене нарядилась в мужской костюм. Ну и ругалась же маман, обнаружив их мини-представление! А когда сестра собиралась на свой первый бал, она, сжалившись над тринадцатилетней Сиси, которую собирались оставить дома, отдала ей свою баночку с розовой пастой, которая делала губы такими яркими. Сиси улыбнулась тогдашней своей неопытности. Теперь-то она знает, что паста называлась помадой, а женщине ни при каких обстоятельствах нельзя надевать мужской костюм. Не знала она лишь одного: что должно произойти, чтобы дорогая Нене наконец простила ее?..

…Завтрак для императора и его супруги, прибывшей накануне из продолжительного путешествия по Греции, был накрыт в Зеркальной зале дворца Шенбрунн. Эта небольшая зеркальная комната была одной из любимых Сиси во дворце. Каминную полку украшали бронзовые часы и китайские бело-голубые вазы, расписанные сказочными драконами. Сиси оглядела комнату и словно увидела ее впервые. Еще недавно каждая безделушка была для нее проста и понятна, но теперь все изменилось...

Часы напоминали о том, сколь скоротечно время, а драконы уже не казались такими безобидными — ведь в душу императрицы вселился страх. Произошло это в ту майскую ночь, когда в Будапеште от тифа скончалась ее двухлетняя дочка София. Сиси винила в ее смерти себя. Свекровь так рьяно взялась за воспитание внучки, что императрица ее почти не видела.

А когда вскоре на свет появилась вторая дочка, ее отняли у матери с той же поспешностью, что и первую. Так продолжалось около года. Но терпение Сиси оказалось не так безгранично, как ее любовь к дочерям. Устроив свекрови скандал, она отобрала у нее детей и с полным комплектом нянюшек отправилась в путешествие в свой любимый уголок империи — Венгрию.

Когда лучший врач Будапешта объявил императрице, что у обеих ее дочерей явные симптомы тифа, она не могла понять, за что бог послал ей это наказание. Младшая дочка, Гизела, довольно быстро оправилась от недуга, а старшая, София, названная в честь бабушки, умерла...

Страшным было возвращение домой, хотя Вену своим домом Сиси больше не считала.

Парадные портреты только веселили императрицу Сиси — в изображенной на них серьезной, важной даме она никогда не узнавала себя. Австрийская императрица Елизавета, 1855 г.

Муж не упрекал ее — понимал, что исправить уже ничего нельзя. Так зачем мучить и без того едва живую от горя супругу? А перед свекровью Сиси оправдываться не собиралась. Она приказала вновь паковать чемоданы и двинулась в путь. Имератрица решила объехать империю, посетив все города и села. Все лучше, чем чахнуть в холодном габсбургском Шенбрунне.

Тем более что Франц Иосиф не возражал против ее длительного отсутствия. Он уже понял: Сиси вряд ли когда-нибудь полюбит его. Тысячу раз император с надеждой заглядывал в ее глаза и тысячу раз разочаровывался, видя в них лишь теплый огонек дружеского расположения. Какое-то время он даже злился на собственное бессилие и обвинял Сиси в холодности. Она плакала, просила прощения, явно не догадываясь, в чем ее вина. На что он рассчитывал? Если бы Франц Иосиф мог повернуть время вспять, он выбрал бы другую...

Единственное, что связывало его теперь с супругой, — это дружба. Ее он потерять не вправе...

Но император все-таки был мужчиной. И его все чаще видели в окружении первых красавиц венского двора, а недруги поговаривали, что он даже посещает не подходящие его статусу заведения.

Франц Иосиф бросил взгляд через стол на задумавшуюся супругу. Знал: новость, которую он сейчас сообщит, оживит Сиси.

— Дорогая, утром пришло письмо от баварского короля. По поводу твоей сестры Елены.

Сиси вздрогнула:

— С Нене все в порядке?

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или