Полная версия сайта

Родион Нахапетов. Наташа Шляпникофф. Счастливы вместе

Откровенно о своей жизни, о разводе с Верой Глаголевой, об отношениях с дочерями и своей американской семье.

Родион Нахапетов с Катей и Наташей Шляпникофф

Особо благодарны мы компании «Аэро­флот» за сочувствие и помощь в перевозке врачей и груза. Откликнулась и таможенная служба аэро­порта Шереметьево. Люди, там работавшие, отнеслись с доверием к нашей гуманитарной акции и ко мне лично, к положительным героям, которых мне посчастливилось играть, — к Родину в фильме «Влюбленные», Потоцкому в «Рабе любви», Белоброву в «Торпедоносцах».

После Казани подобные поездки мы совершали неоднократно. Подружились с выдающимся кардиохирургом Лео Бокерией. На счету нашего скромного фонда более трехсот спасенных детей. Однажды во время операции переводчица упала в обморок от вида крови, и тогда мы втолкнули Наташу в операционную, ее нервы оказались покрепче, она не испугалась вида вскрытой груди маленького ребенка, понимала, о чем говорит американский хирург, хоть и не владела медицинской терминологией. Смелая у меня жена, я ею очень горжусь.

Видеть, как дети с синюшными губами и пальчиками розовели прямо на операционном столе, — такая радость! Незабываемые ощущения, когда можешь кому-то реально помочь. Столько признаний в любви, сколько я выслушал от родителей спасенных детей, не слышал за всю свою жизнь.

Н.Ш: Первое, что спросил доктор Ёкояма:

— Это ваш родственник?

— Нет.

— Что вас связывает с этим человеком?

— Ничего, его ребенок умирает, надо помочь.

Я помню их всех. В Казани родители приносили больных детей на руках, умоляли спасти. Один мужчина, дочери которого не было в спис­ках на операцию, приходил каждый день. Я попросила док­торов: «Пожалуйста, найдите время, посмотрите ребенка». Они сказали, обследовав девочку: «Ей уже ничем нельзя помочь, пусть везет ее домой и ждет конца». Это было так страшно!

А восьмилетний мальчишка по имени Альберт схватил меня за руку, когда его подвезли к операционной:

— Тетя Наташа, я боюсь, что умру!

— Нет, не умрешь, когда проснешься, на тумбочке рядом будут стоять две машинки.

Как только ребенок вышел из наркоза, первое, что спросил: «Где мои машинки?» — и очень обрадовался, увидев их.

Помню и шестилетнюю Люду Игнатьеву, в России ей помочь не удалось, операцию делали в Америке, в самой крутой клинике. Мы с ее мамой, Родионом, моей дочкой Катей и дочерью Родиона Машей ждали в приемном покое. Когда вышел доктор и сказал: «Все прошло хорошо», мать упала перед ним на колени и стала целовать его ноги. Сюжет о спасенной русской девочке прошел по телевидению, Люду завалили подарками, одежду и игрушки слали ящиками.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или