Полная версия сайта

Каталин Любимова. Маска и душа

«С шантажа и безобразия «Таганка» начиналась и таким же безобразием закончилась».

Одновременно он вернул в репертуар «Таганки» запрещенные спектакли «Живой», «Борис Годунов», «Владимир Высоцкий». Мы не могли тогда знать всего этого, но я сказала мужу: «Вы, наверное, забыли, этим людям нельзя верить. Актеры всегда поступают так, как им в данный момент выгоднее. Но если вы уже все решили, я не имею морального права вас удерживать». С первого дня нашего знакомства и до настоящего времени я обращаюсь к Юрию на «вы».

Первое свидание актеров «Таганки» с Юрием состоялось в Мадриде, куда театр послали играть спектакль «Мать», в свое время поставленный Любимовым. Юрий назвал эту встречу «Мадрид-твою-мать». По одному, по двое они заходили к Юрию в номер улыбаться. Приветствовали, но как-то робко и стыдливо.

В отсутствие Юрия наши любимые — великий актер Михаил Ульянов и блистательный журналист-международник Александр Бовин, который в свое время помогал Юрию отстаивать спектакли перед чиновниками, называли его «отрезанным ломтем, бездарностью, чуждым нашему искусству человеком». Вот что делала с людьми Советская власть. Ни один актер труппы не заступился за учителя. Они ведь «настоящие советские», а он — предатель. Теперь все прятали глаза, не хватало смелости смотреть Любимову в лицо.

Смехов был единственным, кого Юрий видел за годы эмиграции. Вениамин приезжал в Париж с группой туристов и навестил Любимова в отеле. Юрий был удивлен, потому что выехать за границу из СССР в те времена было очень сложно. «Как вы? Живете в таком роскошном отеле!

— восхищался Смехов. — Я ведь поехал, только чтобы вас увидеть». Поболтал ни о чем и скрылся. В Мадриде Смехов был самым сладким из актеров, до приторности.

А вот Татьяна Жукова два дня делала вид, что вообще нас не узнает. Золотухин и Бортник, видимо от радости, напились еще до приезда Юрия так, что ему пришлось тащить их под холодный душ и приводить в чувство, чтобы спектакль мог состояться.

Целое утро Юрий репетировал с артистами, потому что они все позабыли. Двоих исполнителей, которых ввел в спектакль Губенко, Юрий отстранил, превратив тем самым в своих врагов.

В 1988 году, после переговоров с официальными властями, Юрий отправился в Россию на десять дней по временной визе, у него не было российских документов.

Страшно было отпускать мужа. Мы не знали, кто такой Горбачев и можно ли ему доверять. К счастью, все обошлось.

В тот его приезд в легендарном кабинете основателя «Таганки» появилась на стене новая надпись: «Дорогой Юрий Петрович, сегодня мы все счастливы. Спасибо вам. Альфред Шнитке».

Но счастливы оказались не все...

Уже в эти первые десять дней Юрий убедился, что слезам актера нельзя верить. Объясняясь с Любимовым, Губенко нарочито льстил, а если не действовало, начинал грубить.

— Почему выброшена мизансцена из спектакля «Владимир Высоцкий»? Вы не имеете на это права!

— возмущался Юрий.

— Я счел, что так будет лучше, — нахально отвечал Губенко.

Он изменил чужой замысел по своему разумению.

Потом Губенко не пустил на худсовет приглашенного Любимовым журналиста Александра Минкина. «А Юрий Петрович здесь не хозяин», — сказал он. В первый приезд Любимова еще не успели восстановить в должности.

Я уже готовилась в который раз ликвидировать хозяйство, собирать вещи, чтобы ехать в Москву. Но муж огорошил: «Тебе лучше остаться, здесь такое творится... Пете незачем снова менять школу, климат, друзей».

Я жила в Иерусалиме, но приезжала к Юрию в разные страны, где он ставил спектакли, едва предоставлялась возможность.

Разрывалась между мужем и ребенком, пытаясь помочь двум самым близким людям.

«Таганка» представляла собой печальное зрелище: полупустой зрительный зал, безымянные спектакли — на афишах и в программках ни намека на худрука и режиссера-постановщика. Более того, Губенко с помощью Давида Боровского «усовершенствовал» постановки по своему усмотрению. Артистам всегда было плевать на замысел, главное — себя показать. Губенко, став министром культуры СССР, игнорировал дисциплину, пропускал спектакли. «Определитесь уже, — требовал от него Юрий Петрович, — вы актер или министр?» Но Губенко, видимо, нравилась роль крупного чиновника-демократа, время от времени поигрывающего на сцене.

Хозяйство театра полностью развалилось.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или