Полная версия сайта

Каталин Любимова. Маска и душа

«С шантажа и безобразия «Таганка» начиналась и таким же безобразием закончилась».

И еще одно очень существенное: пока действуют такие мягкие законы, защищающие бездельников и непрофессионалов, все будет разваливаться. Чрезмерное господство профсоюзов тоже нездоровая вещь. Гениальный итальянский дирижер Клаудио Аббадо покинул театр «Ла Скала» после того, как музыканты его оркестра во время репетиции премьерного спектакля в указанное профсоюзом время прекратили работать, бросили инструменты и ушли, не доиграв оперу.

Действие коллективного договора заканчивается тридцать первого декабря этого года. Возобновлять его Юрий не собирался. А актерам нужно иметь место в театре пожизненно и при этом как можно меньше работать. С приближением роковой даты выходки артистов становились все изощреннее.

Несколько месяцев назад среди бумаг в своем кабинете нашла последнюю анонимку: «Венгерская дрянь!

Спроси своего любимого мужа, сколько он еще хочет жить и как долго еще собирается работать?!»

Оглянитесь на историю русского театра. Актеры издевались над Станиславским и Вахтанговым. Таирова довели до сумасшествия. Доносили на Мейерхольда, не желая терпеть его крутой и властный характер. Ничего не меняется. Актеры не стали лучше или хуже. Они во все времена одинаковы. «Таганка» родилась из спектакля «Добрый человек из Сезуана», который Любимов поставил в Щукинском училище. Юрий рассказывал мне, что перед дипломным спектаклем в Доме ученых, где собрались академики и ученые с мировым именем, подосланная однокурсниками студентка, ставшая впоследствии матерью известного актера и телеведущего, пришла и сказала: либо всех возьмете в свой театр, либо мы не выйдем на сцену.

Любимов ответил: «Не выйдете на сцену — не получите дипломов! Даю на размышление пять минут, чтобы вы поняли последствия». Спектакль сыграли. И в театр Юрий Петрович взял только тех выпускников, которых хотел. Но все равно — с шантажа и безобразия «Таганка» начиналась и таким же безобразием закончилась. Юрий без конца всем и все прощал. Но не зря говорят: чем больше добра делаешь, тем дороже платишь. История «Таганки» — история издевательств над Любимовым актеров и чиновников.

Лужков написал на стене кабинета Юрия Петровича: «Хочу, чтобы Театр на Таганке был всегда». А сам постарался, чтобы этого не случилось.

Люди, с широкой улыбкой рассказывавшие, что Любимов вернулся благодаря их стараниям, в первую очередь зарабатывали очки себе. Тринадцать лет Лужков обещал Любимову построить уникальный по замыслу международный театральный центр, макет которого памятником невыполненных обещаний маячил в фойе театра. А в итоге московские власти отобрали даже предназначенную под строительство землю.

Любимов не раз обращал внимание городских властей на устаревшую форму репертуарного театра. Он предлагал перейти в автономию, по закону РФ изменить коллективный договор и ввести контрактную систему. В конце прошлого года он написал в Департамент по культуре: «В таких условиях считаю свою работу бессмысленной», имея в виду не только нищенское финансирование, но и поведение актеров, и полное равнодушие чиновников.

Шестнадцатого декабря 2010 года Любимова принял премьер-министр.

Юрий считал, что после сорока шести лет, отданных «Таганке», он должен уведомить Владимира Путина о причинах своего ухода из созданного им театра. Но перепуганные актеры тут же состряпали письма в мэрию, Московскую думу и Департамент по культуре, требуя избавить их от угрозы автономии и контрактной системы. Положение театра осталось прежним, а актеры устроили провокацию, положившую конец терпению создателя «Таганки».

В мае театр пригласили на чешский международный фестиваль в Градец-Кралове, приуроченный к выходу первого спектакля Юрия Любимова — «Добрый человек из Сезуана».

Эта постановка — легенда сцены, феномен сценического долголетия.

А второй показ спектакля состоялся в Праге в Национальном театре. Артистам выплатили зарплату и суточные за дни командировки. Но этого им показалось мало. Во время открытой репетиции в чешской столице в присутствии профессуры, студентов и прессы они потребовали отдать им гонорар, который принимающая сторона выплачивала театру в качестве вознаграждения за сыгранные спектакли. Поставили ультиматум: деньги или репетировать и играть не будем. Их требование было выполнено. Им отдали шестнадцать тысяч долларов. Они представляли Россию и позорили страну перед иностранцами. А ведь знали, не могли не знать, что деньги должны пойти на уставную деятельность «Таганки», в том числе на ремонт и премии артистам.

«Приступим сейчас к репетиции, — сказал Юрий, — но учтите, это мой последний день с вами».

Юрий репетировал жестко, можно сказать беспощадно.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или