Том Хэнкс: «Я терял работу много раз!»

«Я жил с женой в сарае, в глуши, но даже этот «дом» не мог оплачивать, потому что 13 месяцев я не работал».

Вики Диарден/IFA — специально для «7Д»
Фото: Splash News/All Over Press

Том Хэнкс — единственная мега­звезда, кто умеет быть... обыкновенным человеком. И в этом, поверьте, нет никакого преувеличения. Когда он сидит и разговаривает, создается полное ощущение, что это вы где-нибудь на кухне беседуете со своим соседом по лестничной клетке или со знакомым по институту, но уж никак не находитесь в гостях у живой легенды, «оскароносного» актера, продюсера и режиссера, чье лицо известно зрителям всего мира.

— Том, все любят вас как актера, зачем вам режиссура? В новом фильме «Ларри Краун» вы и режиссер, и исполнитель главной роли… Ведь это же так утомительно, разве нет?

— Честно? Меня Джулия Робертс об этом попросила. Сказала, что только на этих условиях изволит сниматься. (Смеется.) 15 лет тому назад я впервые поработал режиссером в кино («То, что ты делаешь»), и с тех пор ни-ни. Если откровенно, работать «звездой» — занятие куда более прибыльное и легкое. От тебя ждут гораздо меньшего. И позволяют возвращаться с работы домой гораздо раньше…

— Вы в результате и жену свою в фильм взяли — Джулия Робертс не возражала? Ясное дело: продюсер и режиссер все себе может позволить… — Да, я сказал Рите: «Выбирай любую роль!

Кроме той, что я уже отдал Джулии». Рита выбрала героиню, которая служит в банке. Очень скромная роль. Спросила меня только, может ли сама придумать ей образ. Я сказал: «Вперед! Безумствуй и ни в чем себя не ограничивай. Главное — парик покруче, чтоб была у меня блондинкой». А после съемок попросил: «Детка, нельзя ли как-нибудь устроить, чтобы этот парик остался в семье? И я бы хоть разочек мог снять его вечером с тебя самолично?»

— Правда, что вы вернули каким-то зрителям деньги за билеты, когда узнали, что фильм им не понравился?

— Правда. (Смеется.) Я заехал на автозаправку, и меня узнали, приятная такая пара. Женщина сказала, что они только что из кинотеатра, смотрели «Ларри Крауна».

С Джулией Робертс на съемках фильма «Ларри Краун» Фото: BWP/FOTOLINK
С Джулией Робертс на съемках фильма «Ларри Краун»

Я спросил: «Ну и как вам?» Женщина замялась, а ее муж говорит: «Да, честно говоря, не очень. От вас мы привыкли ждать большего, вы ж понимаете». Ну тогда я протянул им 25 баксов и попросил извинить, сказал, что в следующий раз буду стараться лучше. Они, конечно, очень удивились. С другой стороны, все знают, что я хороший и честный парень.

— Как думаете, ваш новый фильм пойдут смотреть те, кто остался без работы, ведь эта картина как раз о человеке, который попадает в подобную кризисную ситуацию?

— Я не знаю. Естественно, когда теряешь работу и нечем платить за кредит банку, это не смешно, это кризисная ситуация. Но смысл для меня и в том, что человек даже в самый худший день своей жизни может принять решение, которое изменит его будущее.

И мы хотели снять смешной фильм, а не грустный. Таков мой вклад в борьбу — не с безработицей, ибо тут я бессилен, — а с цинизмом, депрессией и пессимизмом, этими дьяволами, которые разрушают существование стольких людей, не позволяя им даже попытаться начать все заново, с чистого листа…

— И все-таки вас даже на экране уже трудно представить в роли продавца в супермаркете без гроша за душой, уж извините…

— Представьте себе, слово «безработный» знакомо мне не понаслышке. Я терял работу, будучи актером, множество раз. Отлично знаю, каково это — уже чувствуешь себя королем, а к полудню тебя уволили, и ты оказываешься на улице со всеми своими жалкими пожитками. Я жил вместе с первой женой в сарае, далеко от Лос-Анджелеса, в глуши, но даже этот «дом» не мог вовремя оплачивать, потому что телефон молчал и 13 месяцев я не получал работы.

И мечтал только об одном: чтобы меня взяли официантом в ближайший ресторан, до которого можно добраться пешком.

— И все-таки вас никогда не выбрасывали на улицу в буквальном смысле слова…

— Расскажу историю. Но без имен. Я уже был вполне знаменит. И думал, что в такой-то день отправляюсь на съемки очередного фильма. Продюсеры, режиссер и студийные боссы лично мне обрисовали и подтвердили эту вполне конкретную перспективу. И вот после очередной встречи и обсуждения роли мне звонит агент и говорит: «Том, к сожалению, ты больше не снимаешься в этом фильме». До сих пор понятия не имею, что же случилось.

Но та картина не имела большого успеха. Без меня. (Смеется.)

— Когда вы поняли, что контролируете ситуацию, я имею в виду — в своей карьере?

— Когда научился говорить «нет». Долгое время я был счастлив, что мне дают работу, и считал своим долгом всегда соглашаться. Отказываться трудно, ведь отказываешься подчас от больших денег. Но поступать так необходимо, хотя бы изредка. Это единственное, что дает актеру возможность контролировать свою жизнь в профессии. Один из лучших советов, когда-либо мной полученных: «Задайся вопросом, захочется ли тебе покончить с собой, если кто-то другой сыграет роль, от которой ты отказался? Чаще всего мой ответ самому себе был «нет».

Со старшим сыном Колином Фото: AP PHOTO/FOTOLINK
Со старшим сыном Колином

— Вы ведь колледж не окончили, как и многие другие голливудские звезды…

— Нет, я слишком много школ поменял за свою жизнь, чтобы получить такие оценки, с которыми можно пытаться поступить в университет. Но пару лет я все-таки учился в городском колледже, куда берут всех: домохозяек, двоечников, разведенных мужичков, которым некуда пойти, пенсионеров. Я дружил там с солдатами и офицерами, вернувшимися из Вьетнама, — им тоже было особенно не до настоящего университета, никто их там не ждал. Мы все были в одной лодке с нашими страхами, надеждами, мыслями о будущем. Знаете, в школе я был клоуном. И никогда этого не стыдился. Мне нравилось, когда надо мной смеются: это здорово помогало вписаться в очередную школу. После развода родителей я с отцом переезжал из одного города в другой, умение приспосабливаться к обстановке и быстро заводить друзей было жизненной необходимостью.

— У вас четверо детей…

(С 1978-го по 1987 год Хэнкс был женат на актрисе Саманте Льюис, она родила ему сына Колина и дочь Элизабет. Со второй женой Ритой Уилсон Том счастлив в браке уже 23 года, у них двое детей — сыновья Чет и Трумэн. — Прим. ред.)

— И одна внучка! Совсем недавно жена моего старшего сына Колина родила нам прелестную девочку. Я ужасно завидовал своей жене, потому что она могла ее видеть и помогать Саманте в первые месяцы, а я был в это время как раз занят — находился на другом конце света. Но теперь по воскресеньям Оливию нам отдают, и я наверстываю упущенное. Мы валяемся с ней в саду на одеяле, и я нежно щекочу ее крохотные пальчики и пяточки, вызывая улыбку на этом ангельском личике.

Знаете, может, я избежал так называемого кризиса среднего возраста, потому что постоянно был молодым отцом. У меня рождались дети, когда мне было за 20, и после тридцати я тоже дважды становился папашей. Единственный раз, пожалуй, возникло ощущение кризиса у нас с Ритой, когда наш младшенький изъявил желание поучиться в частной школе-интернате далеко от дома.

— Один из ваших сыновей учится в Нью-Йорке актерскому мастерству и пишет музыку…

— Да, Чет у нас рэпер. Странный выбор для мальчика из богатой семьи со звездами-родителями, да еще белыми, не правда ли? Но он уже записал свой первый альбом, и я не вижу причин с этим бороться.

Это его трудности. Я считаю большой честью для себя, когда мои дети спрашивают моего совета или мнения, но сам им стараюсь ничего не навязывать. Очень надеюсь, что они научились нормально функционировать в реальном мире несмотря на то, что с рождения были наделены множеством недоступных простым смертным привилегий.

— После развода ваши отец и мать еще несколько раз вступали в браки, и у вас несметное количество сводных братьев и сестер, в том числе неродных — тех, кого ваши родители усыновляли. Вы с ними общаетесь?

— Да уж, это было довольно своеобразно. Я то и дело слышал: «У тебя появился новый братик. Или сестричка». Лучше бы тогда их называли просто детьми. Говорили бы мне: «Вот несколько детишек примерно твоего возраста, теперь они будут жить здесь».

С женой Ритой, дочкой от первого брака Элизабет, сыновьями Четом и Трумэном на отдыхе. 2002 г. Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK.RU
С женой Ритой, дочкой от первого брака Элизабет, сыновьями Четом и Трумэном на отдыхе. 2002 г.

(Грустно улыбается.) Наверное, многих из них я сегодня и не узнаю, если встречу …

— Некоторые в результате непростого детства становятся лучше, добрее, некоторые — наоборот, озлобляются на весь мир. Ваша удивительная репутация идеального семейного человека — мужа и отца — тоже следствие детских испытаний?

— Возможно. Знаю одно. Мой брак с Ритой основан на классическом представлении о семье и семейных ценностях. До Риты у меня в жизни ничего подобного не было. И знаете, что я понял за все эти годы? Никто и ничто, никакая современная новомодная схема не способна заменить принципы старой доброй и традиционной семейной жизни. Потому что ежедневно присутствовать в жизни друг друга, существовать во всех этих деталях, радостных и грустных, — лучшее, что может быть.

Рита для меня все, она — воплощенные любовь и понимание. Я не сумел бы сыграть определенные моменты в фильме «Филадельфия», если бы ее у меня не было. То же самое и с «Форрестом Гампом». Если бы не те отношения, которые связывали меня с Ритой, не уверен, что мне удалось бы передать все, что чувствовал мой герой.

— Поэтому вы и сказали, получая «Оскар» за эту роль: «Моя жена учит меня любви каждый день»...

— Да, возможно, это звучит сентиментально, но это чистая правда. Я всегда, кстати, произношу правдивые речи перед публикой. Как бы нарочито фальшиво они ни звучали в мире шоу-бизнеса. Получается очень ловко — и нашим, и вашим.

(Смеется.) На самом деле важную роль в нашем успешном и счастливом союзе сыграло не только провидение, позволившее встретиться двум созданным друг для друга людям. Важное значение имел и мой предыдущий негативный опыт отношений. Так что ничего похожего на кино, магию или волшебство. Я просто решил для себя, что не позволю испортить величайший подарок, который преподнесла мне судьба.

Многие говорят: над отношениями нужно работать. Но если работать 60 процентов времени, а всего 40 оставлять на то, чтобы получать удовольствие, как-то это неправильно. (Смеется.) Рита — мой друг в той же степени, что и возлюбленная. И мы до сих пор можем вдвоем хохотать над всякой всячиной до рассвета, как было в первые дни. Могу проснуться утром усталый, с головной болью, но никогда с ощущением, что я несчастлив.

Может, поэтому так люблю готовить завтраки. Никому дома не позволяю в выходные дни подойти утром к плите.

— Вы один из немногих на сегодня знаменитых актеров, кто не «засветился» в сиквеле или в столь нынче популярных блокбастерах на основе комиксов… Стойко оборону держите…

— Мне это скучно. Иначе вы бы уже увидели меня в пятом по счету «Форресте Гампе». (Смеется.) Единственное исключение — мой герой из мультика «История игрушек». Я уже пять раз с удовольствием озвучивал игрушечного ковбоя Вуди. А в сиквелах я не снимаюсь просто потому, что меня очень многие вещи совершенно не интересуют. Столько времени уходит на подготовку и съемки этих огромных блокбастеров, а потом еще нужно тратить массу времени и сил — показывать товар лицом.

«Рита — мой друг в той же степени, что возлюбленная. И мы до сих пор можем вдвоем хохотать над всякой всячиной до рассвета, как было в первые дни. Могу проснуться утром усталый, с головной болью  — но никогда с ощущением, что я несчастлив» Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK.RU
«Рита — мой друг в той же степени, что возлюбленная. И мы до сих пор можем вдвоем хохотать над всякой всячиной до рассвета, как было в первые дни. Могу проснуться утром усталый, с головной болью — но никогда с ощущением, что я несчастлив»

Для подобных действий мне не хватает мотивации… Правда, посмотрел не так давно на 70-летнего Энтони Хопкинса в «Торе» — как ловко и зажигательно он убивает там врагов — и подумал: «А что, может, для актера это не так уж и плохо?» Меня умоляют сыграть в таких проектах. Причем плохого парня. Заваливают предложениями. Но все-таки я, пожалуй, продолжу говорить «нет». Потому что скучно. Ничего, в сущности, не происходит. Нечего рассказать зрителю.

— Ну а сиквела «Кода да Винчи» тоже ждать не стоит?

— Только если сумеют сочинить сценарий, в который стоит вбухать в три раза больше денег, чем было потрачено раньше. Потому что в случае провала кое-кто запросто может пустить себе пулю в лоб, а куча людей окажется на улице.

И все это, к счастью, понимают.

— Здоровый консерватизм не мешает вам водить гибридный автомобиль и иметь свой блог в Twitter?

— Ну и что? Я же не пишу там всякие глупости типа (делает «каменное лицо»): «Сегодня тусуюсь дома». Просто раз в неделю отправляю друзьям нечто вроде телеграммы, это для меня творческий процесс — сочиняю в рамках современных технологий высокотехнологичные хайку на разные актуальные темы, в том числе тему прогресса. (Улыбается.) А что касается гибридного автомобиля, вы не представляете, как это удобно именно в Лос-Анджелесе. Проезжать приходится огромное количество миль, а заправляться крайне редко. Почти целый уик-энд ездишь, а бензин все не кончается.

Я экономлю тысячи долларов на бензине!

— Если бы вы не стали актером, то кем могли бы работать?

— Я мог бы стать неплохим гидом, рассказывая людям об истории того или иного места. К сожалению, я прилично знаю историю только своей страны. Поэтому вряд ли сумел бы водить экскурсии по европейским городам или Востоку. Недостаточно подкован. Но история всегда была моим любимым предметом. Поэтому так люблю рассказывать истории и в своих фильмах. И всегда буду искать такие истории, где было бы как можно меньше цинизма, с которым я стараюсь бороться изо всех сил. А для этого, мне кажется, нужно непременно быть оптимистом.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
    Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.

Читайте еще