Людмила Гурченко: почему она скрывала свой гражданский брак с молодым актером

Гурченко с трудом прощала мужчин, а вранье терпеть не могла

Записала Анжелика Пахомова
Людмила Гурченко Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО
Людмила Гурченко в фильме «Любимая женщина механика Гаврилова». 1981 г.

«Мало кто знает, что у Гурченко был гражданский муж, актер Андрей Вертоградов. На моих глазах случилась ссора, из-за которой они расстались. Захожу в театр, а Люся стоит в фойе, сразу видно — всерьез расстроенная. «Что случилось?» — «Андрей не ночевал дома. Утром пришел с похмелья, весь в помаде, да еще и расцарапанный. Сказал, что репетировал всю ночь и это режиссер его так расцарапал», — вспоминает друг и администратор актрисы.

Людмила Гурченко с Юрием Беловым в фильме «Карнавальная ночь». 1956 г. Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО
«Роль Леночки Крыловой сыграла с Люсей злую шутку. Сначала ее буквально носили на руках, и Гурченко вообразила себе, что уже добилась успеха, стала большой актрисой» С Юрием Беловым в фильме «Карнавальная ночь». 1956 г.

Моя близкая дружба с Людмилой ­Гур­ченко сложилась в 60-х ­годах, когда она вернулась в Театр киноактера (первый раз Гурченко работала в Театре киноактера сразу после учебы во ВГИКе, после чего ушла в «Совре­мен­ник». — Прим. автора), а я работал там администратором, — рассказывает Эдуард Машкович. — Как же я обрадовался, когда узнал, что в труппу снова поступила Люся! Такое громкое имя театру было нужно. Сама она, правда, восторга от этого не испытывала… Честно говоря, Театр киноактера в те годы считался чем-то вроде пристанища для «потухших» звезд. Когда-то их прославило кино, но время прошло, слава погасла, а выживать-то как-то надо…

Людмила Гурченко с Олегом Борисовым в фильме «Укротители велосипедов». 1963 г.
«Люся призналась мне, что вернулась в Театр киноактера «с отчаяния» и ей очень нужны деньги. В кино тогда ее почти не приглашали» С Олегом Борисовым в фильме «Укротители велосипедов». 1963 г.

Вот и Люся давно уже была в простое. После триумфа «Карнавальной ночи» прошло десять лет. И больше ничего стоящего у нее в кино так и не появилось. Роль Леночки Крыловой сыграла с Люсей злую шутку. Сначала ее буквально носили на руках, и Гурченко вообразила себе, что уже добилась успеха, стала большой актрисой. Из-за этого она была строга к предлагаемым ей ролям в кино, от многого отказывалась. А с тем, на что она соглашалась, Люсе катастрофически не везло. Провальным оказался вышедший на волне прежнего успеха фильм «Девушка с гитарой». Никто и не вспомнит сейчас комедию «Укротители велосипедов»… В результате режиссеры стали кривиться, когда слышали фамилию Гурченко…

Вскоре Люся призналась мне, что поступила в Театр киноактера «с отчаяния» и ей очень нужны деньги. Я предложил ей работать в объединении «Товарищ кино», а сам стал ее администратором. С нашими концертами мы исколесили десятки городков и деревень. А поскольку Люся не любила дружить с женщинами, даже с коллегами-актрисами не всегда ладила, она подружилась со мной, называла меня «свой парень». Люся выходила на сцену в платье рюмочкой и пела песенку «Про пять минут». В провинции ее только по этой песне и узнавали. У нас в команде все так действовали.

Людмила Гурченко с Александром Михайловым в фильме «Любовь и голуби». 1984 г.
«Обида на любимого человека для Люси перечеркивала все хорошее, что было до этого. Недаром все мужья Гурченко после расставания в ее устах из «талантливых людей» превращались в «бездарных» С Александром Михайловым в фильме «Любовь и голуби». 1984 г.

Постаревший Рыбников в каждом городе исполнял свои незабвенные «Не кочегары мы, не плотники» из кинофильма «Высота». К сожалению, у него была плохая память, так что свою небольшую речь, обращенную к зрителям, он всякий раз произносил по бумажке. Помню, в этой шпаргалке кроме всего прочего содержалась такая фраза: «Песня «Не кочегары мы, не плотники» вживую исполняется впервые!» Не стеснялась «чесать» по деревням с «Товарищ кино» и Нонна Мордюкова. Правда, петь она совсем не могла, просто не попадала в ноты. Я ее, тем не менее, убеждал, что делать это необходимо, в деревнях лекции народу не нужны. Люся взялась заниматься с Нонной, и какого-то успеха они добились, Мордюкова запела. Но на наших посиделках сама же Гурченко подкалывала Нонну, очень смешно пародируя ее фальшивое пение…

Андрей Вертоградов
«Из номера выбегает Люся, прячется за меня: «Он меня убьет!» За ней — огромный Андрей, который ее сейчас, кажется, как комара раздавит» Актер Андрей Вертоградов

Одним из артистов, участвовавших в программе «Товарищ кино», был Андрей Вертоградов — узнаваемое лицо из кинофильма «Судьба резидента» (Андрей сыграл там ученого). Симпатичный молодой человек с массой талантов, он великолепно играл на рояле, гитаре, пел на иностранных языках. При этом был огромным мужчиной, как орангутанг. Я над ним посмеивался: «Тебя с твоими лапищами надо в зоопарке показывать!» И вот у них с миниатюрной Люсей на гастролях завязался роман, переросший в гражданский брак… Вернувшись в Москву, они поселились в Люсиной двухкомнатной квартирке на Садовой-Кудринской, которую Гурченко незадолго до этого получила. Нередко после спектакля в Театре киноактера мы вечером собирались у нее, прихватив с собой бутылочку вина. Вот только, как правило, разговоры у нас были невеселые. Тогда Люся находилась в постоянной депрессии. Говорила: «Я больше не могу! Годы идут, а я все еще девочка из «Карнавальной ночи», певичка, актрисулька...

Людмила Гурченко с мужем Константином Купервейсом Фото: Игорь Гневашев
«Знакомясь с какой-нибудь красавицей, Костя говорил друзьям: «Мне бы ее только до рояля довести!» С мужем Константином Купервейсом

Никто, никто не видит во мне драматическую актрису! Предлагают одну дрянь!» К сожалению, в этой ситуации ее новый спутник, Андрей, ничем не мог ей помочь. Он сам перестал сниматься в кино, был мало востребован и, в отличие от Люси, свои переживания решал просто — топил в вине. А как выпьет — тут же вокруг него образовывалось женское общество. На первых порах Гурченко ему многое прощала, но он не знал ее характера… Один раз я захожу в театр, а Люся стоит в фойе, сразу видно — всерьез расстроенная. Я ее спрашиваю: «Что случилось?» — «Андрей не ночевал дома. Утром пришел с похмелья, весь в помаде, да еще и расцарапанный. Сказал, что репетировал всю ночь и это режиссер его так расцарапал».

Я видел, что ей бы хотелось, чтоб я по-мужски поговорил с Андреем и выяснил правду. Пришлось идти к нему. Но Андрей и мне стал рассказывать ту же байку про ночную репетицию. Я смеялся: «Андрей, ну зачем ты врешь? Лучше скажи честно, что выпил лишнего, вот и попал в историю...» Он так и не признался. Люся его в тот же вечер выгнала. Он ее глубоко оскорбил своим враньем. Гурченко вообще с трудом прощала мужчин. Сделает ее любимый человек что-то такое, что не вписывается в ее представления о допустимом, и обида перечеркивала все хорошее, что было до этого. Недаром все мужья Гурченко после расставания в ее устах из «талантливых людей» превращались в «бездарных»...

Людмила Гурченко с Никитой Михалковым в фильме «Вокзал для двоих». 1982 г. Фото: LEGION-MEDIA
С Никитой Михалковым в фильме «Вокзал для двоих». 1982 г.

Ну а через пару месяцев, на гастролях в провинции, случился новый поворот в жизни Люси. Я с частью команды приехал пораньше, чтобы все организовать. И тут приходит телеграмма от нее: «Встречайте вечером в аэропорту». «А давай я ее встречу», — предложил гастролировавший с нами пианист Костя Купервейс. «Ну спасибо, выручил!» Поехал он в аэропорт, а когда вернулся вместе с Люсей, я понял, что между ними что-то важное произошло. Они вели себя как близкие друг другу люди. После этого Костя постоянно аккомпанировал Люсе на концертах. Купервейс играл на рояле как бог! И женские сердца этим не раз покорял. Знакомясь с какой-нибудь красавицей, говорил друзьям: «Мне бы ее только до рояля довести!» И вот получается, что Костя сразил Люсю даже не когда был за роялем, а встречая ее в ­аэропорту.

Думаю, свою роль тут сыграло то, что у Люси незадолго до этого умер отец. Ведь у нее с отцом была потрясающая связь. Люся для него всегда была маленькой девочкой. Марк Гаврилович не раз бывал на ее выступлениях. Мы все сразу слышали, если он в зале: в нужных местах Люсин отец довольно громко хлопал, а то и в полный голос произносил нечто типа: «Гениально!», «Ну надо же, как играют!» — и таким образом постепенно заводил зал… Когда Марка Гавриловича не стало, Люся была очень подавлена. И вот в Косте она нашла какие-то черты своего отца — надежность, верность... Хоть Костя ей не только в отцы не годился, но был намного ее моложе.

Людмила Гурченко с Натальей Назаровой в фильме «Любимая женщина механика Гаврилова». 1981 г. Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО
«В «Современник» Люсю приняли единогласно. Только один человек спросил: «А что именно она будет у нас играть?» Эту реплику не услышали, но сама Люся потом ее долго вспоминала. Играть-то действительно оказалось нечего...» С Натальей Назаровой в фильме «Любимая женщина механика Гаврилова». 1981 г.

На следующие гастроли — в Куй­бышев — Костя и Люся отправились уже как муж и жена. И я поселил их в один номер. И тут ни с того ни с сего появляется Андрей Вертоградов. Трезвый, в костюме. Подходит ко мне и сообщает: «Я ради Люси пить бросил! Больше ни-ни!» Я ему так ничего и не успел объяснить, а он уж к ней в номер заходит. А Люся там — с Костей! Не знаю, что уж у них там приключилось. Я только услышал женский визг. Потом выбегает Люся, прячется за меня: «Он меня убьет!» За ней — огромный Андрей, который ее сейчас, кажется, как комара раздавит. Я — к нему: «Успокойся! Все равно ведь ничего уже не сделаешь!» Тогда он начал канючить: «Прости меня, Люся, я больше не буду!» Но и это не помогло. Гурченко бесполезно было уговаривать, если она приняла решение. Так Андрей и уехал, ругая ее на чем свет стоит. А Люся успокоилась рядом с Купервейсом. Даже как-то сказала мне: «Я знаю, это папа мне послал такого хорошего человека!»

Наша с Люсей дружба развивалась, кроме прочего, на почве совместных походов по барахолкам. В то время как другие наши актеры, приехав куда-нибудь в крупный город, бегали по спецраспределителям за дефицитом, мы с Гурченко предпочитали антикварные магазины и блошиные рыночки. Особенно в Ленинграде. Как окажемся там на гастролях — целый день ходим! Один раз ей попалась в комиссионке старая чашка. Вся битая, склеенная, но очень старая. Из нее, как нам сказали, чуть ли не сам Петр I пил! Помню, Люся за эту чашку отдала сто рублей. Четверть месячного заработка!.. Весь ее дом, при простоте обстановки, был уставлен всякими чашечками, статуэтками, резными канделябрами. Так что, несмотря на бедное детство и харьковский говор, вкус у Гурченко был. Вот только сильно увлечься хозяйством, ­обустройством дома Люся не могла. Как не могла полностью погрузиться в материнские заботы.

Олег Ефремов Фото: Александр Чумичев /ТАСС
«Люся! Да прекрати ты «гэкать»! Когда же ты научишься говорить по-русски?!» — кричал Олег Ефремов»

В те годы ее дочка Мария уже была подростком. Помню, у девочки были какие-то проблемы с учебой. И вот как-то раз Люся мне говорит: «Эдик, надо сделать концерт в школе!» — «В какой школе?» — «В Машкиной! Понимаешь, ее оставляют на второй год опять. Экзамены она не сдаст». И вот представьте, в простой московской школе, в актовом зале, мы устраиваем выступление лучших артистов страны. Поем, танцуем, всячески проявляем уважение к учителям. Конечно, после этого Маша на экзаменах получила положительные оценки… Да, к сожалению, Люся слишком мало занималась дочерью. Та росла то с бабушкой и дедушкой, то с няней... Свою мать Маша иногда не видела по нескольку дней, потому что она уходила из дома рано утром, а возвращалась поздно ночью. Сыграло свою роль и то, что раннее детство Маши пришлось на период, когда Люся пыталась пробиться в театре «Современник», куда она поступила в 1964 году. Я в тот период как раз работал администратором у Олега Ефремова и был свидетелем этих попыток Гурченко покорить самый успешный театр страны. Она очень удачно показала отрывок из «Ромео и Джульетты», понравилась труппе. Там все вопросы решались голосованием, так вот Люсю приняли единогласно. Только один человек спросил: «А что именно она будет у нас играть?» Эту реплику не услышали, но сама Люся потом ее долго вспоминала. Играть-то действительно оказалось нечего...

Дочь Гурченко Маша с бабушкой
Дочь Гурченко Маша с бабушкой

То, что Гурченко была звездой фильма «Карнавальная ночь», для «современниковцев», которые ненавидели, как бы сейчас сказали, попсу, было скорее минус, чем плюс. И уж точно это не давало ей никаких преимуществ при распределении ролей. В коллектив «Современника» вообще не так-то просто было вписаться. Там работали ребята в хорошем смысле наглые, горластые, порой циничные, с особым юмором. Беда в том, что в «Современнике» ее просто не воспринимали всерьез. Нелегко Люсе было и с Олегом Ефремовым. На работе он вовсе не был вежлив с дамами. Галина Волчек, Лилия Толмачева, Нина Дорошина, Людмила Крылова к этому давно привыкли. Они обожали Ефремова и все прощали своему «фюреру», как иногда любовно дразнили босса.

Помню, каким добродушным бывал Ефремов, если встретишь его в располагавшемся недалеко от театра ресторане «Пекин» — там на седьмом этаже был замечательный буфет. Это место — знаковое для шестидесятников, в буфете по вечерам собирались актеры нескольких театров, расположенных на площади Маяковского. Олег Николаевич тоже обожал «Пекин». Свои приходы сюда он предчувствовал заранее, говорил: «Приближаются женские дни». В буфете Ефремов добрел, со всеми обнимался, восклицал: «Ты гениальный артист!» — всех хвалил, всех любил. Не то что в театре. «Актеры — бездари! Режиссеры — г…! Что у нас за театр вообще?!» Чтобы выслушать его ругань, а потом отряхнуться и пойти дальше — для этого Ефремова надо было боготворить. Гурченко же, с ее независимым характером, не понимала, ради чего надо все это терпеть. Тем более что работы режиссер толком не давал...

Людмила Гурченко с дочерью Машей Фото: Игорь Гневашев
«У Маши были какие-то проблемы с учебой. И вот представьте, в простой московской школе, в актовом зале, мы устраиваем выступление лучших артистов страны» Людмила Гурченко с дочерью Машей

Только однажды Гурченко дос­талась в «Современнике» главная роль — благодаря Игорю Кваше, которому Люся нравилась (у них на какое-то время даже закрутился роман). И вот когда Кваша сам пробовал себя в режиссуре — ставил «Сирано де Бер­жерака», он отдал главную женскую роль — Роксаны — Люсе. Не знаю уж, как случилось, что в итоге ее перевели во второй состав. Подозреваю, что это было сделано по требованию Ефремова. Ведь кто бы ни выступал в качестве режиссера, все в театре решал именно он. Помню, как сдавали Олегу Николаевичу спектакль — режиссерами были Волчек, Даль и Сергачев. Сыграли блистательно, все в восторге. Долго высказывались после показа. А Ефремов молчит. Наконец его спрашивают: «Олег Николаевич, а вы-то скажете что-нибудь?» — «Конечно, я скажу: репетиция завтра в 10 часов». И все. Наутро он весь спектакль переделал по-своему. Видимо, и с Люсей получилось так же. Потому что, несмотря на старания Кваши, перед зрителями она появилась, кажется, только раз...

Миша Козаков, с которым мы очень близко дружили, рассказывал, что на репетициях Гурченко пришлось туго. Ее героиня, Роксана, — женщина высшего света, знаток поэзии. В Люсе же было слишком заметно простонародное происхождение… На тот момент она даже не до конца избавилась от харьковского говора, который нет-нет да и прорывался в ее речи. И Ефремов, бывало, кричал на нее: «Люся! Да прекрати ты «гэкать»! Когда же ты на­учишься говорить по-русски?» Она очень старалась, но поделать ничего с собой не могла. Бывало, репетирует-репетирует сцену и вдруг прервется: «Тьфу! Да что ж такое! Никак не могу произнести это слово правильно!»

Людмила Гурченко Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО
«С отцом у Люси была потрясающая связь. Когда Марка Гавриловича не стало, она была очень подавлена. И вот в Косте она нашла какие-то черты своего отца — надежность, верность... Люся даже как-то сказала мне: «Я знаю, это папа мне послал такого хорошего человека!» В фильме «Идеальный муж». 1980 г.

В итоге, лишившись надежды на главную роль, Гурченко была окончательно вытеснена в массовку. В программке ее роль обычно обозначалась: «Девушка». Она этих «девушек» переиграла больше десяти. При этом правила «Современника» предписывали ей по многу часов находиться в театре. Там ведь принято было дискутировать по всякому поводу, и споры порой продолжались до глубокой ночи. Если ты в труппе — изволь участвовать. То же и с репетициями: занят ты в сцене, которую сейчас отрабатывают, или не занят — будь добр, присутствуй! И Гурченко часами сидела в зале на репетициях и ждала, пока наступит момент, когда ей нужно будет сказать свои две малозначительные реплики. И вот однажды утром она не выдержала. Шла на репетицию и вдруг свернула в кабинет Ефремова. Присела за стол и написала заявление об уходе.

Олег Николаевич спокойно, без уговоров заявление подписал. И сказал при этом: «Если я выгоняю человека из театра — это значит, я могу потом его взять обратно. Если человек сам уходит, я никогда его назад не приму». В этом отношении он был бескомпромиссен, потому что считал уход из театра предательством. А Люся все же взяла свое: сыграла в кино потрясающие роли. Зрители всегда будут помнить ее Раису Захаровну в «Любовь и голуби», официантку Веру в «Вокзале для двоих», Риту из «Любимой женщины механика Гаврилова» и еще десятки не таких больших, но таких ярких образов, которые Люся создавала благодаря своему таланту, благодаря своему детскому желанию «быть артисткой»...

Статьи по теме

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Кошка из лукошка..., Мое взрослое детство - называется книга. В остальном согласна на все 200% очень люблю эьу актису и считаю ее именно великой

  • #
    относилась к ней просто - снисходительно, но после прослушивания аудио-книги в её исполнении "Моё босоногое детство", поменяла своё отношение к ней...теперь - просто обожаю...а голос её всё время в моём телефоне в аудио-книге...не удаляю после прослушивания - пусть будет...ВЕЛИКАЯ !

  • #
    Наверное у Вас, раз считаете, что всем должно нравиться то же, что и Вам. У каждого свои предпочтения, в том числе и в том, кого считать великими.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще