Друг Александра Абдулова: «Саша не знал, какую цену придется заплатить за роман с американкой»

Друг Александра Абдулова Александр Карнаушкин поделился воспоминаниями о совместной учебе и работе с актером.

Записала Анжелика Пахомова
Александр Абдулов Фото: Игорь Гневашев
Александр Абдулов

«Саша, извини, но на Кубу ты не поедешь, тебя не выпускают…» — сказал Захаров. Ну а чем еще в те годы мог кончиться роман с американкой? Саша же отказался доносить на возлюбленную в органы», — вспоминает друг Абдулова, актер Александр Карнаушкин.

Уже когда мы учились вместе в ГИТИСе, Саша выделялся среди нас. Он был самым общительным и самым... недисциплинированным. Педагоги не раз говорили ему: «Саша, ты прирожденный артист, тебя обязательно будут снимать, но как ты учишься? Трижды тебя собирались выгнать из комсомола, дважды — из института. Экзамены не пересдал, ведь опять без стипендии останешься!»

Саша Абдулов (крайний справа) с мамой Людмилой Александровной, братьями Володей и Робертом и отцом Гавриилом Даниловичем. 1956 г.
Саша Абдулов (крайний справа) с мамой Людмилой Александровной, братьями Володей и Робертом и отцом Гавриилом Даниловичем. 1956 г.
«Все свободное время Саша проводил с Карэн, даже переехал к ней. Он еще не знал, какую цену ему придется заплатить за этот роман»
«Все свободное время Саша проводил с Карэн, даже переехал к ней. Он еще не знал, какую цену ему придется заплатить за этот роман»

Но именно Саша первым, еще за полгода до окончания четвертого курса, получил предложение работать в настоящем театре — в «Ленкоме». Все началось с того, что один из ассистентов Марка Захарова, отправленных по театральным вузам в поисках молодого актера на роль в спектакле «В списках не значился», пришел на наш институтский спектакль «Бедность не порок». Саша в нем блестяще играл богатого купца Гордея Торцова. Ассистент Захарова обратил внимание на Абдулова и пригласил на прослушивание в «Ленком». Готовился Саша отчаянно! Выучил отрывки из «Мастера и Маргариты» — модного полузапрещенного булгаковского романа, которым мы все были тогда страшно увлечены. Принес и гитару — Саша уже тогда пробовал петь. И вот перед Марком Анатольевичем идет это чтение, исполняются песни, а у режиссера просто каменное лицо…

«Саша должен был находиться в центре внимания постоянно. Физически не мог переносить одиночества, вокруг всегда были люди — многочисленные друзья, женщины...» (Александр Абдулов и Евгения Симонова в фильме Марка Захарова «Обыкновенное чудо». 1978 г.)
«Саша должен был находиться в центре внимания постоянно. Физически не мог переносить одиночества, вокруг всегда были люди — многочисленные друзья, женщины...» (Александр Абдулов и Евгения Симонова в фильме Марка Захарова «Обыкновенное чудо». 1978 г.)

Тогда Абдулов еще не знал, что у Захарова такая невозмутимая манера и по лицу невозможно понять — нравится ему или нет. От бессилия на глазах у Абдулова появились слезы. И, как потом оказалось, именно это больше всего и понравилось Захарову. Ведь для спектакля «В списках не значился» ему нужен был как раз эмоциональный актер.

И вот Саша начал репетиции в профессиональном театре. С тех пор мы уже чувствовали в его отношении к студенческим спектаклям что-то новое, снисходительное: мол, это уже что-то вчерашнее, не вполне серьезное. Он приходил и взахлеб рассказывал про Олега Янковского, Веру Орлову, Евгения Леонова…

«Абдулов приходил в институт и взахлеб рассказывал про Олега Янковского, Веру Орлову, Евгения Леонова… А как-то позвонил мне и сказал: «Захаров собирается ставить рок-оперу. Ты ж у себя на курсе лучший танцор. Сейчас или никогда! Приходи, я договорюсь...» (Александр Абдулов с Ириной Алферовой, Александром Карнаушкиным и Анатолием Абрамовым в фойе «Ленкома». 1979 г.) Фото: FACEBOOK.COM
«Абдулов приходил в институт и взахлеб рассказывал про Олега Янковского, Веру Орлову, Евгения Леонова… А как-то позвонил мне и сказал: «Захаров собирается ставить рок-оперу. Ты ж у себя на курсе лучший танцор. Сейчас или никогда! Приходи, я договорюсь...» (Александр Абдулов с Ириной Алферовой, Александром Карнаушкиным и Анатолием Абрамовым в фойе «Ленкома». 1979 г.)

А какое-то время спустя в «Ленкоме» благодаря Абдулову оказался и я. Узнав, что меня, москвича, распределили в другой город, Саша тут же позвонил: «Ну ты, балда, Захаров собирается ставить рок-оперу. Ты ж у себя на курсе лучший танцор. Сейчас или никогда! Приходи, я договорюсь...»

Надо сказать, что в 1975 году о «Ленкоме» уже начали говорить — в связи с недавним приходом туда Захарова. Театр стремительно набирал обороты, уже вышел ставший потом легендарным «Тиль» с Караченцовым и Чуриковой. Но цена этого успеха была высока. Приняв театр, Захаров сразу же начал «закручивать гайки». Первым делом избавился от пьющих, давно не играющих и пожилых актеров. Он действовал жестко, установил железную дисциплину в театре.

«Эпизод с инженером Щукиным снимали в настоящем подъезде. А Саше надо бегать голому, намыленному. «Я не пойду! Делайте со мной, что хотите!» — засмущался было Саша, но Марк Анатольевич подошел к нему, положил руку на плечо и спокойно сказал: «Саша, надо идти. Работа такая» (Александр Абдулов в роли инженера Щукина с Андреем Мироновым в фильме «12 стульев». 1976 г.) Фото: Валерий Плотников
«Эпизод с инженером Щукиным снимали в настоящем подъезде. А Саше надо бегать голому, намыленному. «Я не пойду! Делайте со мной, что хотите!» — засмущался было Саша, но Марк Анатольевич подошел к нему, положил руку на плечо и спокойно сказал: «Саша, надо идти. Работа такая» (Александр Абдулов в роли инженера Щукина с Андреем Мироновым в фильме «12 стульев». 1976 г.)

Опоздания, к примеру, были недопустимы. Ну а Саша же без этого не мог! И однажды, точно так же, как в институте, сильно запоздал на репетицию. Пока он шел по коридорам театра, бывалые люди ему советовали: «Скажи, что тебя машина сбила...», «Скажи, что у тебя умерла бабушка…» Но Сашка без нужды врать не любил и, когда вошел в зал и встретился с вопросительным взглядом Захарова, выпалил: «Проспал!» У Марка Анатольевича от удивления расширились глаза. На первый раз Саше это сошло с рук. Но когда спустя несколько лет он снова позволил себе опоздать на репетицию, Захаров повел себя совсем по-другому. Мы тогда все приехали на гастроли в Горький со спектаклем «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», а Саша с Ирой Алферовой задержались в Москве из-за съемок и добирались сами, на самолете.

Семейное фото: с Ириной Алферовой и дочерью Ксенией Фото: Валерий Плотников
Семейное фото: с Ириной Алферовой и дочерью Ксенией

И вот начинается репетиция — а их нет! И когда они появились, Марк Анатольевич собрал нас и крепко высказался. Ире он сказал: «Знаете, вы хорошая актриса, вас снимают в кино, лучше идите работать в Театр киноактера». Потом добавил: «Я не могу того же самого сказать Александру Гавриловичу... Он ведь уже многое успел сделать на нашей сцене. Но я сейчас буду думать по поводу распределения ролей в новом спектакле и учту сегодняшнее происшествие…» И действительно, в следующей постановке — «Мудрец» — Саша роли не получил…

Абдулов не сразу понял, кто его девушка

И все-таки Марк Анатольевич к Саше относился по-особому.

На съемках фильма «Капкан» рядом с «именным» трейлером с фильмографией актера. 2007 г. Фото: EAST NEWS
На съемках фильма «Капкан» рядом с «именным» трейлером с фильмографией актера. 2007 г.

Видел его «сумасшедшинку» и понимал, что с чем-то придется мириться. Ведь Саша иной раз демонстрировал свою любовь к розыгрышам даже на сцене. Вот играем спектакль, доходит до его реплики, а Абдулов молчит, наблюдая, как партнер белеет и краснеет. А однажды во время спектакля пожилая актриса оговорилась, произнеся фразу из конца спектакля, и бах — Саша подхватил ровно с этого места, выкидывая таким образом целый акт. В результате спектакль закончился почти на час раньше, а позже выяснилось, что Саша просто опаздывал на самолет! Но обычно, ради того чтобы репетировать новую роль, Абдулов готов был пахать сутками, спать в одежде, на раскладушке, не мыться, не есть… Кроме того, в силу своей фонтанирующей энергетики Саша не мог и не хотел быть просто актером.

«Ради того чтобы репетировать новую роль, Абдулов готов был пахать сутками, спать в одежде, на раскладушке, не мыться, не есть…» (Александр Збруев, Александр Абдулов, режиссер Николай Гуляев, драматург Дмитрий Липскеров, Николай Караченцов, Олег Янковский,  художник Олег Шейнцис с худруком театра Марком Захаровым) Фото: Валерий Плотников
«Ради того чтобы репетировать новую роль, Абдулов готов был пахать сутками, спать в одежде, на раскладушке, не мыться, не есть…» (Александр Збруев, Александр Абдулов, режиссер Николай Гуляев, драматург Дмитрий Липскеров, Николай Караченцов, Олег Янковский, художник Олег Шейнцис с худруком театра Марком Захаровым)

Он должен был быть соавтором всегда и во всем. Вот сидим на репетиции с Марком Анатольевичем, возникает какая-то ситуация, где нужно решение, Захаров задумывается… А Саша прямо подпрыгивает на стуле: «Марк Анатольевич, а вот если так? А давайте попробуем это!» У него, как всегда, полно предложений, из которых, может, девять нереальных, но одно — стоящее. И Захаров всегда прислушивался к Абдулову. Как-то раз, когда не складывалась мизансцена, даже сказал: «Был бы сейчас тут Абдулов — набросал бы десяток вариантов».

Саша должен был находиться в центре внимания постоянно. Физически не мог переносить одиночества, вокруг всегда были люди — многочисленные друзья, женщины...

Как-то раз, еще до Иры Алферовой, Абдулов говорит: «Слушай, я тут с такой девушкой познакомился, ну просто что-то невероятное! Только зовут ее странно — Карэн. Я не понял, может, она из Прибалтики... Ну, я ее все равно Катей зову». А вскоре у Саши был день рождения, мы отмечали в общаге, пришла и Карэн. Девушка оказалась и правда сногсшибательная, похожа немного на Одри Хепберн. Под вечер она пригласила всех нас переместиться к ней. По нынешним меркам у нее была просто добротная двухкомнатная квартира в центре. Но она произвела на нас неизгладимое впечатление. В гостиной был постелен ковер с толстым ворсом, на котором по-демократичному могли разместиться гости. К столу подавались коктейли, водка, тоник, курить предлагалось не привычную нам «Яву», а «Мальборо», танцевали под Стиви Уандера и Боба Дилана.

Дело в том, что Карэн была американкой… Она приехала в СССР как представитель какого-то финансового ведомства. Саша был ею очень увлечен. Все свободное время проводил с Карэн, даже переехал к ней — мы его только на репетициях стали видеть. Вот только Саша не знал, какой ценой ему придется платить за этот роман.

В один прекрасный день Абдулова «пригласили» на беседу в органы. Объяснили, что девушка является конечно же шпионкой и роман следует продолжать, но обо всем докладывать — буквально о каждой мелочи. Тогда шпионами объявляли всех иностранцев... Саша доносить отказался категорически, наотрез! В результате девушку из СССР выслали, не дав им даже попрощаться. Конечно, он страдал, переживал из-за ее отъезда.

С Олегом Янковским и Евгением Леоновым в спектакле «Диктатура совести». 1987 г. Фото: РИА НОВОСТИ
С Олегом Янковским и Евгением Леоновым в спектакле «Диктатура совести». 1987 г.

В это время театр готовился ехать на Кубу с рок-оперой «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты». Саши в списках на выезд не оказалось. Его не выпустили из страны как неблагонадежного.

К счастью, через несколько лет запрет был снят. И Саша поехал с театром на гастроли в Париж — со спектаклем «Юнона» и «Авось». Там нас, актеров, разбили на пятерки, чтобы мы не болтались по Парижу поодиночке. Дали четкий инструктаж: ни в коем случае нельзя общаться с иностранцами, ни в коем случае нельзя принимать подарки… Конечно же к нам был приставлен и особый человек. Но Абдулов не был бы Абдуловым, если б и здесь не поиграл с огнем. Однажды, когда мы выходили из гостиницы, он с самым невинным видом спросил у переводчика: «Скажите, а как будет по-французски: «Я прошу политического убежища»?»

Приставленный к нам кагэбэшник помрачнел и процедил сквозь зубы: «Я тебе дома переведу».

На 85 рублей Абдулов умудрялся жить как барин

Была в Сашке какая-то свобода и склонность к шику. В Москве до женитьбы он жил один — его родители оставались в Узбекистане. Марк Захаров распорядился выделить жилплощадь в театральном общежитии на Бауманской (эту комнату раньше занимал Олег Янковский). Поселившись там, Саша немедленно принялся за обстановку, чтобы унылые серые стены превратить в «интерьер». Идею нам подал Толя Солоницын, который занимался росписью и выжиганием по дереву.

Мы пошли, купили деревянную разделочную кухонную доску, нашли в журнале «Америка» фото Боба Дилана и выжгли его профиль на фоне американского флага. Получилось оригинальное настенное украшение. Потом Сашка, видимо, побывал на экскурсии в каком-то дворце и загорелся обить стены тканью. Правда, во дворце стены декорировались шелками и бархатом, а у Абдулова хватило денег только на какой-то ужасный ситец грязно-синего цвета с листьями… Но он все равно был очень доволен. Ведь когда студентом он жил в общаге, стены его комнаты были обклеены афишами, сорванными на улице, и «декорированы» оторванными таксофонными трубками, которые Саня тогда коллекционировал.

«Саша любил азартные игры — это у него в крови было. Когда мы стали выезжать за границу и он познакомился с казино — это было все! Абдулов иногда там оставлял гигантские суммы, но никогда в этом не признавался, всегда говорил: «Я выиграл!» Фото: PERSONASTARS.COM
«Саша любил азартные игры — это у него в крови было. Когда мы стали выезжать за границу и он познакомился с казино — это было все! Абдулов иногда там оставлял гигантские суммы, но никогда в этом не признавался, всегда говорил: «Я выиграл!»

Для передвижений по городу Абдулов часто пользовался такси. И нередко обедал в ресторанах. Он умел так сделать заказ, чтобы и поесть хорошо, и потратить не больше полутора рублей: брал, например, шурпу, плов и бутылку минеральной воды. Негусто — но зато в ресторане! Ну и еще у него каким-то образом денег хватало на то, чтобы прилично одеваться. Конечно, купить настоящие джинсы, как у любимых Сашиных Битлов, было тогда нереально. Но можно было достать ткань «техас» и сшить в ателье очень модные джинсы клеш, да еще и молния по краю, зубчиками. Стоило это счастье 15 рублей.

Зарплата у нас, молодых артистов театра, была небольшая, от 85 рублей. Но, сколько помню Сашу, он всегда стремился где-то подработать.

Например, в массовке на «Мосфильме». Правда, в кино Саша был готов сниматься даже бесплатно. Постоянно ездил на студию, просился везде, где можно. Первая его настоящая роль со словами — в фильме «Про Витю, про Машу и морскую пехоту». Я как сейчас помню: Сашка потащил чуть ли не весь курс в кинотеатр на окраину города, чтобы показать свою работу в этом эпизоде. Да, пусть он играет всего лишь одного из солдат, но он же на экране, там же видно, что это он! И даже разговаривает немного, хоть и не своим голосом… Когда мы уже работали в театре, Захаров взял Абдулова в свой фильм «12 стульев» на маленькую роль инженера Щукина, который голым оказался на лестничной площадке. Съемка натурная — значит, нельзя избавиться от нескольких десятков местных бабушек, домохозяек и детей, желающих поглазеть, как снимают кино.

А Саше надо бегать голому, намыленному. «Я не пойду! Делайте со мной, что хотите!» — засмущался было Саша, но Марк Анатольевич подошел к нему, положил руку на плечо и спокойно сказал: «Саша, надо идти. Работа такая».

1 января 1979 года на экраны вышло «Обыкновенное чудо», и слава в одночасье свалилась на Абдулова. Мы все наблюдали, как толпы девиц караулили его на служебном входе, как ему ящиками носили письма… И Саша, честно говоря, первое время от всего этого здорово обалдел. К тому же он первым среди молодых актеров стал зарабатывать существенные деньги, начались концерты, заграничные поездки… Чем больше славы становилось у Абдулова, тем больше ширился круг его друзей.

«Несмотря на свое фантастическое везение, он ушел одним из первых в нашем поколении гитисовцев. И теперь, когда мы собираемся все вместе, нам остается только вспоминать, каким был Саша Абдулов — самым успешным из всех нас» Фото: Марк Штейнбок
«Несмотря на свое фантастическое везение, он ушел одним из первых в нашем поколении гитисовцев. И теперь, когда мы собираемся все вместе, нам остается только вспоминать, каким был Саша Абдулов — самым успешным из всех нас»

Ему, как и прежде, все вокруг было интересно. Надо сказать, что Абдулов всегда был очень азартным человеком — это у него в крови было. Когда мы стали выезжать за границу и он познакомился с казино — это было все! Саша иногда там оставлял гигантские суммы, но никогда в этом не признавался, всегда говорил: «Я выиграл!» Для друзей Абдулов тоже денег не жалел. Помню, как мы собрались на десятилетие курса в Доме кино и Сашка широким жестом оплатил половину роскошного стола — на вторую половину сбросились все остальные. Он был очень щедр. Но мошенникам было не так-то просто выманить у него хоть рубль — тут Саша был кремень! Как и всякой знаменитости, ему время от времени приходили письма с просьбами о материальной помощи. Он на них не откликался. Но если возникала идея, например, построить домик для рыбаков в Астраханской области или отреставрировать церковь — на такие вещи он всегда давал.

Судьба его хранила

Сашка много раз ходил по краю.

У него в жизни было очень много ситуаций, когда он мог погибнуть. Чего стоит одна история с самолетом, когда он уже сидел в «Ту-154» в ожидании взлета, а к нему подошла стюардесса и, зная, что он опаздывает на съемки, сказала: «Есть самолет, который вылетает на 15 минут раньше». Абдулов пересел, а тот самолет, из которого он вышел, разбился… Саша потом держал свой билет в рамочке — как напоминание, что все под Богом ходим. В другой раз какой-то сумасшедший из толпы бросил в него топорик, пролетевший буквально в нескольких сантиметрах от головы…

Не говоря уже о том, что, пока Абдулов водил машину сам, много раз чудом избегал аварии. Все дело в том, что Саша все время не высыпался. И то и дело клевал носом за рулем. Однажды, помню, заходит в театр на слабых ногах, весь белый: «Я сейчас чуть не разбился!» Оказалось, снова задремал и проснулся, уже когда машину мотало из стороны в сторону, а навстречу мчался грузовик. Тогда Саша, наконец, принял решение взять водителя.

И все-таки, несмотря на свое фантастическое везение, он ушел одним из первых в нашем поколении гитисовцев. И теперь, когда мы собираемся все вместе, нам остается только вспоминать, каким был Саша Абдулов — самым успешным из всех нас.

комментировать

7 воодушевляющих фактов о красоте, связанных с менопаузой

7 воодушевляющих фактов о красоте, связанных с менопаузой
Информация о бьюти-процедурах в период климакса, к тому же позволит вам давать ценные советы мамам, старшим подругам и родственницам, переживающим этот опыт прямо сейчас. Мы собрали самые интересные факты, расспросив разных женщин об их менопаузе.

Читать полностью

Подпишись на канал 7Дней.ru

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • mereandra

    #
    Какой же красавец, прямо глаз не оторвать! С каким огромным жизненным и творческим потенциалом! Если мог разумно, рационально себя тратить, прожил бы долгую плодотворную жизнь. Очень жаль, что мир рано потерял такого замечательного актера. Кончаловский вон в хорошей форме в свои почти 80, и погулять смог... Зельдину через 5 месяцев 100 - он еще на сцене... Это так, для примера. Спасибо, лишний раз по-доброму помянуть такую личность как Александр Аблудов не грех. Царствие ему Небесное...

  • #
    Да, жаль, очень жаль, что так рано ушел. Не только актер, но и очень хороший человек был. Не о каждом так скажешь. Светлая память....
  • ОРЗ

    #
    Опять очередной друг нарисовался

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще