Полная версия сайта

Диана Берлин: «Песни Градского мы выдавали за «Пахмутову», и только так его пускали в эфир»

Легенда радио опубликовала уникальные фото звезд и рассказала, почему запрещали Леонтьева, Градского, Талькова и Долину.

Диана Берлин с Марком Минковым

- Худсовет занимался только отбором песен?

- Мы еще выдвигали молодых музыкантов на международные конкурсы. Например, никому не известного певца Сашу Серова… Когда я только с ним познакомилась, то сразу поняла, что это прекрасный музыкант с необыкновенным тембром. Помню, как он впервые пришел к нам на радио – вместе с Игорем Крутым. Такие простые парни из провинции. Была зима, мороз, а у них, как потом выяснилось, одна шапка на двоих. В то время они порой даже бутылки из-под кефира сдавали, чтобы хоть как-то выжить в Москве…

Игорь Крутой, мой настоящий друг. Сейчас многим кажется, что в его жизни все случилось «по одному щелчку», а он прошел очень тернистый путь. Может, благодаря тому, что в нем был заложен не только большой талант и трудолюбие, и огромное желание осуществить мечту, и необыкновенное уважение к музыкальным традициям, к великим людям старшего поколения…

Через несколько лет Крутой очень помог мне в одной семейной истории. В 1989 году моя дочь Лиля Виноградова, студентка, поэт, поехала с рок-группой на гастроли в Италию. И осталась там. В то время эмиграция приравнивалась к измене родине. И грозила неприятностями всем членам семьи, начиная с увольнения с работы. И тогда у меня замолчал телефон: жизнь дала мне вот такую возможность проверить людей, которые меня окружали.

Рядом со мной остались три верных друга: композиторы Микаэл Таривердиев, Владимир Мигуля и поэт Андрей Дементьев. И еще, совершенно неожиданно для меня – Крутой, с которым мы не были близким друзьями и который тогда совсем не был тем, кем он стал потом. А ведь еще было непонятно, как повернется ситуация, чем все закончится: для меня, для тех, кто не побоялся общаться со мной...

Диана Берлин с Микаэлом Таривердиевым

В тот день, когда все произошло, Крутой сам приехал ко мне. А потом всю ночь в разговоре с советским консулом в Милане Игорь выдавал себя за отца «блудной дочери», говорил, что постарается уговорить Лилю вернуться: у моего мужа тогда просто не было на это сил! А через несколько месяцев Игорь выбил себе турпоездку в Италию, и сам предложил мне привезти для Лили чемоданы с вещами и книгами…

Разве такое забудешь?! Как не забуду я помощь Валеры Леонтьева в той ситуации. Он познакомил меня с телефонисткой, которая помогала мне созваниваться с дочкой. Ведь в те времена не было автоматической связи: надо было часами крутить диск телефона, и каждый раз просить телефонисту соединить с нужным номером. А человека, которому звонишь, ведь могло не быть у аппарата (тогда ведь не было мобильных). На все это уходили часы, а «своя» телефонистка очень помогала.


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или