Полная версия сайта

Дарья Повереннова: «Валера сказал: «Я полюбил другую»

«Синица в руках или журавль в небе? Многие женщины выберут первое. А я выбрала второе».

На Дарье пальто Laurel

«Бывает, что перед тобой встает выбор: синица в руках, то есть та семья, которая у тебя уже есть, с ее уже определившимися проблемами и недостатками, или журавль в небе, то есть новая любовь, сулящая то ли огромное счастье, то ли… Понимаю, что многие женщины выберут первое. Но я, столкнувшись с такой дилеммой, выбрала второе. Ушла за своим, как мне казалось, счастьем — за Валерой Николаевым», — рассказывает актриса Дарья Повереннова.

«Я несколько лет не видела Иру Апексимову, а тут в Польше, на съемках телепроекта «Империя», встретила ее, и мы наконец поговорили по-человечески.

Ира мне очень душевно сказала: «Когда я узнала, что вы встречаетесь, подумала: «О! Теперь Дашка попала в этот капкан под названием «Валера Николаев»!» Вернее и не скажешь… Что называется, в яблочко! Впрочем, Ире ли, прожившей с этим мужчиной больше десяти лет, не знать… А вскоре судьба свела меня еще и с той женщиной, к которой Валера ушел от меня. В момент нашей встречи она находилась уже примерно в том же состоянии, в которое вошла я, когда Валера меня оставил… Спросила меня: «Даш, что делать?!» Я сказала ей не раздумывая: «Беги! Беги куда подальше!

Это — капкан, и выбраться из него можно только сильно израненной». Есть все-таки в Валере какая-то особенная манкость...

О нашем с ним романе в газетах стали писать сразу после съемок первого «Буржуя», когда (к моему тайному сожалению) еще и в помине ничего не было. Утверждали, что именно я разбила крепкий союз Ирины Апексимовой и Валерия Николаева, но это ерунда. Дело не в том, что я не стала бы разбивать. Просто все было не так. Мы с Валерой познакомились в 1995-м, на репетициях антрепризного спектакля «Люди и мыши». Режиссером был Миша Горевой, я играла одну из ролей, а Валера ставил танец. В него просто невозможно было не влюбиться! Интересный мужчина, талантливый актер, к тому же роскошно танцевал. Тогда в Москве шли съемки фильма «Святой», одного из первых голливудских проектов у нас.

Николаев играл вторую по значению мужскую роль. Он производил впечатление абсолютно успешного, уверенного в себе и довольного жизнью человека, а эти ощущения украшают любого мужчину... Впрочем, вокруг много талантливых, красивых, успешных, уверенных в себе и хорошо танцующих, а Валера (я сразу это почувствовала) такой один. Ах, да разве объяснишь, что именно так поражает тебя, казалось бы, в совершенно постороннем человеке, вдруг делая его самым нужным, самым главным, самым драгоценным… Какой-то неуловимый поворот головы, блеск глаз, манера улыбаться, какие-то характерные интонации… Словом, я влюбилась и, окажи мне тогда Валера какие-то персональные знаки внимания, — ринулась бы в эту пучину не задумываясь. Но я знала — ничего быть не может, потому что он не свободен.

«Я не просто поклонялась идолу по имени Валерий Николаев, я была им порабощена!»

Да и я сама тоже была не свободна. (Грустно усмехается.)

Мой муж Саша Жигалкин стал ухаживать за мною, как только я поступила в театральный институт. Саша также учился на актерском отделении, на третьем курсе, а позже увлекся режиссурой (сейчас он успешный телережиссер). Всего через год мы поженились. На дворе — 1991 год. В стране — сущий кошмар: тотальный дефицит, еды не достать, а у нас — две стипендии по 40 рублей и полное отсутствие перспектив… До сих пор себе поражаюсь: как это я, несмотря на юный возраст и непростые обстоятельства, сразу захотела родить ребенка? Надо отдать должное мужу — узнав о моей беременности, он сказал: «Не волнуйся. Я сделаю все возможное, чтобы у нас ни в чем не было недостатка». Саша стал подрабатывать, а я училась и мечтала о радостях будущего материнства.

Почему-то была уверена, что родится девочка, и заранее решила, что назову ее Полиной. Полинка появилась на свет 15 августа, а 31-го я уже пришла в училище. На подмогу нам, молодым родителям, пришли мои мама с бабушкой и свекор со свекровью. Бывало, я брала крошечную дочь с собой — друзья подарили мне сумку-переноску для новорожденных. Однажды мне пришлось отстоять огромную очередь за хлебом с Полиной (вернее, с сумкой-переноской) в руках. Дело близилось к очередному кормлению дочки. Оставив ее в переноске на подоконнике, я пошла в начало очереди — просить, чтоб нас пропустили. Бабули в очереди обозвали меня бесстыжей вруньей. А когда я предъявила ребенка, завели другую пластинку: мол, ну и молодежь пошла, ничего им доверить нельзя, даже деток в авоськах таскают… Хлеб, правда, нам позволили купить.

комментировать

Фото Дарьи Поверенновой



ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • вишенк@

    #
    Какая она клевая!
  • Марина

    #
    Не надо в омут с головой. Есть ребенок, муж, зачем еще кого-то впускать в свою жизнь. Она не разрушила его семью (т.к. он уже был свободен), а вот свою пустила по ветру.
  • Марина

    #
    Ради своих ярких ощущений, испортила кусок жизни ребенка, мужа и своей.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение