Айседора Дункан: последняя любовь гениальной танцовщицы

Кто такая Айседора Дункан? Нарушительница всего, что только можно нарушить. Вообще она была женщиной, что называется, роковой — в том смысме, что рок ее неотступно преследовал.

Елена Головина
Айседора Дункан
Айседора Дункан

27 мая 1877 года в американском городе Сан-Франциско родилась будущая танцовщица Айседора Дункан. В 13 лет девушка бросила учебу и серьезно занялась танцами. В 18 лет она уже выступала в чикагских ночных клубах с танцевальными номерами, которые были в то время диковинкой. Со временем Дункан разработала собственную танцевальную систему и пластику, связанную с древнегреческим танцем. В 1921 году Айседора открыла танцевальную школу в Москве, где познакомилась с поэтом Сергеем Есениным. Прожив с ним в браке с 1922 по 1924 год, Айседора вернулась во Францию, где получила ярлык «большевичка». В материале рубрики «Кумиры прошлого» мы расскажем о трагической судьбе знаменитой танцовщицы.

Кто такая Айседора Дункан? Нарушительница всего, что только можно нарушить. Танцовщица, сбросившая балет с корабля современности; безбожница, воевавшая против церковного брака за вольные отношения с мужчинами. И это в начале века! Вообще она была женщиной, что называется, роковой — в том смысме, что рок ее неотступно преследовал.

Элеонора Дузе, тоже актриса и по совместительству гадалка, предсказала Дункан, что, если она не откажется от сцены, ее ждут беспрецедентные несчастья, а главное, ей следует бояться машин...

«Я гениальна!»

Странностей ей было не занимать. Это из-за нее разразился скандал в Лувре, свидетелем которого случайно оказался Роден. Юная мисс Дункан становилась рядышком с каждой статуей разных греческих нимф и тщательно копировала позы: то руки поднимет, то на мысочки встанет.

Она собрала вокруг себя огромную толпу. Охранники хотели было вызвать полицию, да вмешался великий скульптор. Девица оказалась словоохотлива и объяснила Родену, что она открыла танец будущего. К сожалению, вокруг слепцы, поэтому ее гениальность пока не для всех очевидна. Но скоро будет. Откуда она? Родом из Сан-Франциско, из очень бедной семьи, училась танцу там и потом еще год в балетной школе Нью-Йорка. Потом ее взял в свою труппу знаменитый американский режиссер Августин Дэли. Но им оказалось не по пути, так как Дункан презирала балет всеми фибрами души.

Позднее Роден услышал от самих балетных, что они думают о Дункан: недоучка, а претендует на сольный танец, неизящна, чтобы не сказать толста, на пуантах стоять не умеет — потому и танцует босой, движения бедны — ни прыжками, ни пируэтами не владеет. А то, чем владеет, зауряднейшая пантомима!

Однажды Козима Вагнер, вдова композитора, случайно увидела Айседору на сцене берлинского театра. В композиции «Любовь» Айседора танцевала сцену расставания с воображаемым возлюбленным. Никакой вычурности, аффектированных прыжков, простые естественные движения. Но что-то в этом было.

Видно, в этом была сама любовь, потому что после концерта чопорная, застегнутая на все пуговицы фрау Вагнер бросилась за кулисы целовать Дункан и выражать ей свой ну просто сумасшедший восторг. И уж совсем пикантная деталь: Козима стала настаивать, чтобы ее провели к партнеру Айседоры: ведь — ах! — он был так великолепен! Госпожа Вагнер отказывалась верить, что у Дункан не было никакого партнера и она танцевала сама с собой!

К 1904 году к ногам Айседоры пали все европейские столицы. Разгадка «эффекта Айседоры», как тогда выражались, очень простая: Дункан умела... говорить телом. Умела, и все. И никто ее этому не учил.

Разве что застывшие греческие нимфы. А копировала она их потому, что считала античное искусство самым прекрасным на свете и всячески призывала к нему вернуться. Была ли у нее специальная техника? Наверное, была. На протяжении жизни Айседора упорно пыталась научить ей других, технику-то эти другие усваивали быстро — для этого не требовался многолетний тренинг у балетного станка, — да второй Дункан так до сих пор никто и не стал.

Айседора Дункан
Такой она запомнилась современникам. Премьера балета «Сон в летнюю ночь»

Счастье хорошо, а танцы лучше

Увы, как ни хотелось Айседоре совместить свое искусство с любовью, это всякий раз оказывалось тщетно. Нет-нет, слова «семья» и «брак» она презирала почти так же, как слово «балет». Что же касается любви... В любви, по ее мнению, люди должны быть так же свободны, как и в танце. Никаких обещаний, никаких обязательств. Тогда эмансипация не зашла еще так далеко, поэтому и в этом Айседора выглядела белой вороной.

И все же, когда она нашла у себя в гримерке письмо, в котором анонимный доброжелатель ставил ее в известность, что... Нет, она просто отказывалась верить своим глазам. У ее возлюбленного — известного театрального декоратора Гордона Крэга — кроме нее, Дункан, есть другая женщина, зовут ее Елена Мэо. И у этой самой Елены уже имеется от Крэга двое детей! Бедная, бедная Айседора! Вот так и никаких обязательств! А всего хуже то, что Дункан сама ждала от Крэга ребенка. Но нельзя же изменять принципам. И Айседора, сжав зубы, простила Крэга.

Чем дело кончилось, мы узнаем от лучшей подруги Дункан и впоследствии ее биографа Мэри Дэсти. Перед родами Айседора хотела... утопиться. Потому что Крэг поставил ей ультиматум: или он, или танцы. Она-то думала, что нужна ему в качестве вольной птицы, а оказалось, что домашней курицы. Так ведь из двух вольных птиц не составить пару. Никогда упрямая Айседора не захочет этого признать.

«Айседора! — восклицала Мэри с присущим подругам здравым смыслом. — Неужели ради танцев ты лишишь своего ребенка отца?» Обывательский вопрос! Ради танцев Дункан не только лишила отца свою дочь от Крэга — Дидру. Через несколько лет она лишила отца и своего сына Патрика. Отцом второго ребенка Айседоры стал Парис Зингер, потомок производителей швейного оборудования Зингеров. Вокруг, разумеется, все недоумевали: отказаться от миллионера, сулившего золотые горы, подарившего дом в лучшем районе Парижа, обещавшего построить театр! Но надо было знать Дункан. Она считала, что достаточно сильна, чтобы противостоять соблазнам глупого женского счастья.

Айседора Дункан с детьми
1913 г. Айседора с Дидрой и Патриком. Пройдет совсем немного времени и дети погибнут в чудовищной катастрофе...

Судьбы не миновать

Однажды на концерте, импровизируя под музыку «Траурного марша» Шопена, Дункан неожиданно впала в своеобразный транс: ей померещились на сцене две огромные птицы. Черные и зловещие. Дункан с трудом довела выступление до конца, потому что ее парализовали страх и предчувствие смерти. Не прошло и недели с момента видения, как случилась трагедия. Двое детей Дункан — 6-летняя Дидра и 3-летний Патрик — были отправлены вместе с няней на машине в Версаль. Едва миновав мост, шофер остановился и вышел из машины, не заглушив двигатель.

Вдруг автомобиль самопроизвольно дал задний ход, накренился и, сломав заграждение, рухнул в Сену. Через считанные секунды машина полностью ушла под воду. Детей спасти не удалось. Париж, где к тому времени обосновалась танцовщица, был потрясен случившимся. Такого не бывает. Люди шли к Айседоре толпами. Студенты Академии художеств в знак сочувствия покрыли белыми цветами весь огромный сад у дома Айседоры. Все требовали немедленной расправы над виновным водителем. Но Дункан повела себя по-дункански: «Я знаю, что человек не мог бы сознательно совершить такое ужасное преступление.

Пусть возвращается к своим детям. Я не допущу, чтобы и волос упал с его головы». Эмансипированная бунтарка Дункан отстояла свою независимость, и вот она совершенно одна. У слабых, у тех самых «презренных домашних куриц» было бы с кем разделить горе, а у нее — нет. Отцы ее погибших детей, Крэг и Зингер, оба женаты, и им особо не до нее. Айседора решает свести счеты с жизнью. Ночью она бредет на берег мутной Сены, но — нет, в последний момент что-то ее останавило. В конце концов Айседора замкнулась в себе, друзья не знали, как к ней подступиться.

И все же нашелся один человек, который стал сражаться с ее горем. Это был ее давний знакомый Роден. Стареющий, мудрый. Сады их парижских домов располагались по соседству, и каждый вечер в сумерках эти две живые легенды прогуливались и беседовали. О чем они говорили? Вряд ли о детях. Скорее всего — о своем: о красоте, о форме. О том, что не всем предначертано счастье жить ради детей, некоторые приходят в этот мир для другого. Например, для танца.

Роден исцелил Айседору. Настолько, что она вернулась на сцену, организовала свою школу и возилась с ученицами как наседка. Возможно, тут она даже более чувствовала себя настоящей матерью, чем при своих детях. К 20-м годам танцовщицу называли в прессе не иначе как «божественной Айседорой». Наконец смирились и с тем, что эта босоногая, эта ненастоящая балерина посягнула на симфоническую музыку.

Вот отзыв консервативной нью-йоркской газеты после выступления Дункан под Седьмую симфонию Бетховена: «Ее движения не просто интерпретировали музыку, они ее переводили. Собравшиеся в зале известнейшие композиторы, художники, поэты плакали и поздравляли друг друга со счастьем видеть при жизни это чудо».

Айседора Дункан и Сергей Есенин. Слева - любимая ученица Ирма Фото: Global Look Press/Russian Look
22 мая 1922 г. В Хамовническом заксе был зарегистрирован брак между Айседорой Дункан и Сергеем Есениным. Слева - любимая ученица Ирма

Последняя любовь

1921 год. Дункан в России, потому что она неисправимая идеалистка. «Я приехала, чтобы создать свою школу танца именно здесь, в России, единственном месте на земле, где не ставят коммерцию выше духовного развития!» — вот такой спич обрушила Айседора на ошеломленного Луначарского. Вдруг подействовало. Ей предоставили целый дом на Пречистенке, куда вскоре повадилась вся московская артистическая богема.

На одной из вечеринок поэтов-имажинистов к Айседоре на коленях подполз голубоглазый красавчик с неожиданными словами: «Моя, моя. Люблю». Красавчик был изрядно пьян, от его поцелуев несло перегаром, но видно давно Айседоре не говорили таких слов. Дункан и Есенин. Ну и пара! Многие просто отказывались верить, что это настоящий роман, а не мистификация. Мариенгоф, добрый есенинский приятель, не замедлил вывести друга на чистую воду: «Есенин влюбился не в Дункан, а в ее мировую славу».

Да что Мариенгоф, если сам Есенин носился по всему городу с простодушными откровениями: «Представляете, у нее была тысяча знаменитых мужей, а я буду последним!» А что же Айседора? Не знала, не понимала, не слышала? Сомнительно. Ее биографы пишут, что, мол, она не смогла устоять перед очередным гением, а гении были ее слабостью. Но ведь Дункан-то по-русски не понимала почти ни слова, с Есениным она и объяснялась в любви, и ссорилась только через переводчика! Скорее всего ей просто очень хотелось любви. Очень. Теперь уже любой ценой. Теперь уже и независимостью она готова была поступиться, и принципами.

Пейзаж после битвы супругов

22 мая 1922 года сорокачетырехлетняя Айседора Дункан, когда-то ярая противница официального брака, выходит замуж за двадцатисемилетнего Сергея Есенина. Она вывозит его в Европу. Там Айседора выступает по всем европейским столицам, снова бешеный успех. А Есенина душит ярость: собственно говоря, кто он такой за пределами России? Муж Айседоры Дункан. Есенин бесчинствует, а Айседора закрывает глаза на все его выходки. И задабривает чем может. Чемоданами покупает ему шикарную одежду, парфюмерию. У Есенина за границей вдруг прорезался неплохой вкус, он безошибочно отличает дорогой фрак от очень дорогого.

Сохранилось свидетельство управляющего парижским «Гранд-отелем»: супружеская чета Дункан — Есенин поселилась там осенью 1923 года. Однажды ночью из их номера послышались крики, ругань, а потом такой грохот, что постояльцы выскочили в коридор в одном исподнем, решив, что началась война.

Номер представлял собой «пейзаж после битвы»: перебитая посуда, сломанная мебель, матрац с торчащими пружинами. Господин Есенин отчаянно сопротивлялся полицейским и все не желал расстаться с кожаным чемоданчиком. Насилу отняли. К ужасу Айседоры, чемоданчик оказался до отказа набитым некрупными долларовыми купюрами. Вот почему она вечно недосчитывалась денег в своем портмоне! Но Айседора любила, а значит, у нее всегда оставались в запасе оправдания: «У Сереженьки никогда ничего не было». Секрет столь редкого всепрощения сама Дункан объяснит позже: по ее словам, Есенин как две капли воды был похож на ее сына Патрика: те же золотые волосы, голубые глаза. Не поэтому ли Дункан завещала мужу свое состояние?

Айседора Дункан и утонувший в Сене автомобиль-убийца
Айседора Дункан и утонувший в Сене автомобиль-убийца

О последней встрече Дункан и Есенина сохранился рассказ Мэри Дэсти. По возвращении из Европы, когда супруги уже фактически расстались, Есенин как-то заглянул к своей бывшей пассии на Пречистенку. Он застал Айседору в слезах: та рассматривала альбом с фотографиями своих погибших детей. Последовала ссора, и Есенин, войдя в раж, швырнул альбом в камин. Вот такие они, гении.

Развязка

Дункан пережила и это. И то, что после возвращения из России в 1924 году за ней прочно закрепился ярлык «большевичка», а значит — неблагонадежная. Ей долго не хотели давать въездную визу во Францию, где, собственно, находился ее дом. Пережила она и известие о смерти Есенина.

Но Дункан поправилась, перестала следить за собой, полюбила крепкие напитки. Только одного на свете не смогла она пережить. Айседора вдруг обнаружила, что больше не в состоянии заставить зрителей плакать, когда она танцует «Разлуку», или трепетать от ужаса, когда она исполняет «Страх». Что-то ушло. И вот как только стал таять для Айседоры смысл ее жизни — не раньше и не позже — она села 14 сентября 1927 года в этот проклятый открытый автомобиль. Она не собиралась покончить с собой. Она не сделала этого даже тогда, когда погибли ее дети, когда погибли одна за другой все большие любови ее жизни. Она не собиралась покончить с собой, но ее рок готовился покончить с ней. Она больше не была нужна на земле.

Она все исполнила. Итак, Айседора села в открытый автомобиль, а ее длинный шарф с любимой золотой птицей запутался в колесе и задушил хозяйку. За несколько часов до этого Айседора и Мэри Дэсти мирно беседовали в кафе. «Ну признайся, Айседора, кого ты все-таки любила больше всех?» — настаивала подруга. И Дункан по мере важности загнула пальцы так: «Мое искусство, мою школу, моих детей. А ты про мужчин? Я их всех любила одинаково». И помолчав, Айседора добавила самое главное: «Даже если бы я свято уверовала в те давние предсказания гадалки, я все равно не отказалась бы от танца».

Статьи по теме

комментировать

Алексей Ретинский стал композитором сериала «Идентификация» Владлены Санду


Подпишись на канал 7Дней.ru

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    нда..."покатились глаза собачьи золотыми звездами в снег..." на месте Айседоры я бы кинула в камин самого Есенина за такой поступок.

  • #
    Ну Айседора - тоже бабулька с приветом... Так замотаться в своем шарфике... Нет бы чего покороче надела... В итоге её и замотало на скорости. Перелом шейных позвонков и основания черепа, из-за чего наступила смерть - таков был ее последний диагноз. И все из-за долбаного длинного шарфика, в который она закуталась " ПО МОДЕ"...

  • #
    компиляция известных фактов с еврейской обработкой по менталитету и подаче такие очерки наносят только вред истине это типа "иегова напился и сотворил себе... народ"

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще