Полная версия сайта

Последнее интервью Алексея Баталова: «Я не ожидал, что этот человек попытается меня обмануть»

За неделю до ухода из жизни актер дал интервью журналу «7Дней».

Алексей Баталов с супругой Гитанной Леонтенко в гостях у Федерико Феллини. 1960-е гг.

— Может, вам интересно узнать, что дом на Большой Ордынке, где была ваша квартира, в которой подолгу жила Анна Ахматова, сейчас населен преимущественно молодыми художниками…

— Во дворе нашего дома стоит памятник ей. В квартире этой я давно не был… А когда-то там у меня была комната, которую за узкие размеры именовали «пенал». В нее традиционно селили гостей. Какое-то время там жила бабушка, мамина мама, которую я не видел много лет. Ее отпустили из лагерей «умирать», и действительно через несколько месяцев ее не стало. Именно в нашу квартиру позвонила вернувшаяся из лагерей певица Лидия Русланова и на первое время нашла у нас приют… Известная артистка была не узнана нашими соседями, это была худая, изможденная женщина. А пришла к нам, потому что таким людям было порой некуда возвращаться: после ареста в их квартиры заселяли других. 

Принимать репрессированных было опасно, но в нашей семье такой вопрос не стоял… Чаще всего в моей комнате жила Анна Андреевна. Здесь она нашла приют и в самое тяжелое время, после травли в 1946 году, когда, завидев ее на тротуаре, знакомые в страхе переходили на другую сторону улицы. Здесь ее навещали Фаина Раневская, Мария Петровых, Надежда Мандельштам, Лидия Чуков­ская... В присутствии Ахматовой даже острая на язык и употребляющая порой крепкие словечки Раневская менялась. Они часто говорили о Пушкине, перед которым обе преклонялись.

— Чем обычно Ахматова занималась, живя в вашем доме?

— По многу часов проводила за переводами, чтобы иметь какие-то средства, поскольку ее в те годы не печатали. Это занятие она с иронией называла «трудоемкой формой безделия». На самом деле это был тяжкий труд. Переводить с подстрочников корейских, армянских, болгарских или греческих поэтов… С детства мы, дети, привыкли к появлению Анны Андреевны в доме и к отношению к ней со стороны окружающих как к какому-то избранному человеку. И воспитание нас, детей, с ее стороны происходило незаметно. Разве что мягко скажет: «Кажется, я вас этому не учила…» И весь ее облик, вся речь ее были словно из прошлого галантного века. Я плохо учился в школе и во многом обязан тем, что грамотно говорю, именно ей.

Вечером взрослые и их гости азартно играли в карты, причем всегда на деньги, но, конечно, суммы были небольшие. Во время карточных поединков между Ардовым и Анной Ахматовой велся шутливый диалог, где один не уступал другому. Юмор у Анны Андреевны был своеобразный, тонкий, интеллигентный. Она никогда бы не сказала напрямую: «Вы не правы!» Скорее с затаенным юмором: «Алеша, простите, вам не кажется, что здесь немного не убрано?» Это если я возился во дворе с любимым «Москвичом», приносил зап­части в дом, а на кухне переливал бензин, после чего стоял ужасный запах. 

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или