Полная версия сайта

Ольга Анохина: «Как справиться с приступами гнева»

«Аня хлопотала на кухне, когда Саша вернулся с работы. Он хотел обнять хозяйку, но опять начала...

Ольга Анохина

«Аня хлопотала на кухне, когда Саша вернулся с работы. Он хотел обнять хозяйку, но опять начала подниматься волна этого непонятного гнева, грозя смести все на своем пути. Мужчина сделал три глубоких вдоха, пытаясь успокоиться. «Ужин готов? Есть хочу, умираю», — миролюбиво спросил он. «Подожди полчасика…» Ярость захлестнула его. Саша даже не помнил, как ударил Аню и рассек ей бровь…»

«Я уже и к психиатру обратился, Ольга Михайловна. Уверен был, что с ума схожу. Тот провел ряд тестов и сказал, что я здоров. Ну как я мог ему признаться в том, что творю?» — с отчаянием говорил мужчина. Не мог он рассказать, что в приступе гнева распускает руки, делая больно самому любимому человеку…

«Я врачу на приеме признался, что постоянное раздражение испытываю, хочется кого-нибудь ударить, а вот правды сказать так и не смог!» — повысил голос мой гость и снова сник. Я смотрела на мужчину участливо, хотя в душе творилось бог знает что. Я никогда не могла ни понять, ни простить мужчин, избивающих женщин. Но если он пришел, значит, Александр сам в ужасе от этой ситуации…

«Вы хотите сказать, что раньше такого не было?» — уточнила я. «Да в том-то и дело! — мужчина в отчаянии обхватил голову. — Я никогда руки не распускал. Для меня такие вещи всегда были табу. Даже когда с нелюбимой женой жил, пальцем ее не тронул, хотя она, конечно, раздражала сильно…»

Александр долго отказывался от первого брака. «Отличная невеста, у тебя дела сразу в гору пойдут, знаешь, какие у ее отца связи?» В результате Саша наконец согласился с доводами отца. «Раньше в деревнях вообще не спрашивали, хочет парень жениться, не хочет… Надо так надо. Стерпится — слюбится», — решил он.

Вскоре Аня поставила вопрос ребром: мы расстанемся, если я не расскажу все жене. Но моя карьера по-прежнему зависела от влиятельного тестя… «А если жена сама уйдет?» — спросила Аня. Заспорили… Тем же вечером, придя домой, я вновь выслушал от Веры привычное: «Еще раз так поздно придешь, пожалуюсь отцу…» И вдруг в моей душе что-то шевельнулось. Я помню, как на глаза упала красная пелена, а очнувшись, увидел, что Вера рыдает, держась за скулу. Я поверить не мог, что ударил ее!» На следующий день ситуация повторилась. И на следующий тоже. «Вера собрала вещи и ушла, забрав детей. Еще грозилась родительских прав лишить… Сразу же подала на развод. Я нанял лучших юристов, чтобы мне разрешили видеться с детьми. Работу потерял, тесть не простил мое кошмарное поведение. Да я и сам себя не мог простить!» К счастью, Александром сразу заинтересовалась фирма-конкурент. «Я быстро вышел на работу, суд постановил, что я имею право видеться с детьми. Вера в полицию заявление не подавала… А еще через две недели я переехал к Анне и поднял руку уже на любимую. Тогда пошел к психиатру…»

Я попросила мужчину замолчать. Требовалась тишина, чтобы я могла сосредоточиться и обратиться к внутреннему зрению… То, что я увидела, подтвердило мои опасения. К мужчине подселили агрессивную сущность, заставляющую его выплескивать ярость… Но кто это сделал? Я увидела, что это женщина. «Можете позвонить Ане и прямо спросить, не прибегала ли она к обрядам, чтобы ускорить ваш уход из семьи?» Разговор получился коротким. «Говорит, делала обряд, чтобы жена сама меня бросила…»

«Но сделала его криво, — пояснила я. — Впустила в твое тело «подселенца»… Нужно тебя от твоего «соседа» избавлять». Я достала из шкатулки особый оберег, который не пустит «подселенца» ко мне. Усадила Александра на стул лицом на восток и стала читать: «Святая Троица, святая Богородица, Царица наша Небесная, святая Магдалина и все святые угодники Божии, станьте на помощь рожденному, молитвенному и крещенному рабу Божьему Александру от пристригу, от водяного, ветреного, подуманного, промолвленного, приговоренного, от ветра, от древ, и тут тебе, нечестивцу, не стоять, и сердца не ялать, животной кости не ломить, белого тела не сушить. Я тебя, злого духа, вызываю, выкликаю, высылаю на очерета, на болота, на быстрые воды, на сухие леса, из хаты дымом, со двора ветром, Христос царствует, Христос повелевает, Христос лукавого прогоняет. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. И ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».

Читала я эти слова 12 раз, каждый раз лезвием ножа чертя в воздухе над Александром кресты. Когда закончила, мужчина потерял сознание. Помощники уложили Александра на диван. Через пару минут забытье гостя сменил здоровый сон. Проснувшись, Саша сказал, что ему стало легче дышать. Верный признак: обряд помог.

Через неделю он сообщил, что больше приступов гнева не было. Рассказал и другое. Что съездил к Вере, попросил прощения... «Вера сменила гнев на милость, но сказала, что давно хотела развестись со мной, оттого так и обращалась. Оказалось, ее отец тоже насильно за меня замуж выдал…»

Вопросы для Ольги Михайловны Анохиной вы можете оставить, обратившись в редакцию по телефону +7 (495) 753 41 54

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Пластика ради пластики
ЗА: пластические операции помогают стать красивее
4
24%
ПРОТИВ: пластика должна быть только по медицинским показаниям
13
76%
ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
    Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.

Читайте еще