Владислав Миллер: «Пока в зрительном зале возникают настоящие чувства – театр живет»

Актер рассказал, как привлечь молодую аудиторию в театр.
7days.ru
|
10 Декабря 2021
Владислав Миллер

– Владислав, вы самый молодой Хлестаков в истории театра: сыграли эту роль в 20 лет. А в 14 лет были лауреатом международного фестиваля «Салют талантов» в Париже – так хорошо читали стихи. Наверное, с детства хотели стать актером?

Нет. И, кстати, первое посещение театра оставило у меня отрицательное впечатление. Я вырос в маленьком городе Кашине Тверской области, где вообще не было театра. И вот когда я учился в 5-м или 6-м классе, мы с родителями приехали посмотреть Москву. Они купили билеты в цирк, в театр. Так мы оказались в ТЮЗе на спектакле по Марку Твену. Это было так скучно, так ужасно, что папа в антракте сказал: «Давайте уйдем, это же невыносимо». Второй раз попал в театр, когда уже поступил в Школу Табакова. То ли спектакль был намного лучше, то ли я стал взрослей, но свое мнение о театре тогда кардинально изменил.

Так что в детстве о профессии актера не думал. Я мечтал танцевать в ансамбле народного танца имени Игоря Моисеева, ну или хотя бы учиться в школе при этом коллективе. С четырех лет занимался хореографией в ансамбле «Семицветик» (и параллельно ходил в школу искусств на фортепиано и вокал). На уроках танца учился с ребятами, которые еще занимались в театральной студии «Исток» они до сих пор мои близкие друзья. Они рассказывали, что у них там происходит, и это мне показалось интересным. А потом я уже понял, что мне нравится заниматься одновременно и актерским мастерством, и хореографией, и вокалом, и фортепьяно. И что есть профессия, где можно все объединить, – актер. И решил после 11-го класса пробовать поступать в театральный.

Но судьба решила иначе. После восьмого класса по рекомендации педагогов нашей школы искусств я получил приглашение сниматься в фильме «Две зимы и три лета», который снимался в Кашине – у меня было два эпизода. Когда приехал в Москву на озвучку, от режиссёра фильма Теймураза Эсадзе узнал о существовании театральной школы Олега Павловича Табакова, куда поступают после 9 класса. Я записался на прослушивания и поступил!

Владислав, Табаков был убежден, что будущих артистов нужно как можно раньше привлекать к реальной актерской работе. Поэтому Олег Павлович понизил возрастной ценз в своей школе, брал студентов во «взрослые» спектакли…

Да, и это очень правильно! На четвертом курсе мы с ребятами уже участвовали в спектакле «Ночи Кабирии». Потом Владимир Львович Машков доверил мне большую роль Давида в восстановленном спектакле «Матросская тишина» по одноимённой пьесе А. Галича. А затем был уже «Ревизор» Сергея Газарова и Хлестаков.

«Если у ребят моего возраста спросить «кто такой Олег Табаков?», то далеко не все ответят на этот вопрос. К сожалению…»

Да, на сцене «Табакерки» много молодых лиц. А в зале? Как вам кажется, новое поколение ходит в театры?

Ходит, но в основном театральный зритель это люди среднего возраста. И еще, отвечая на ваш вопрос, все-таки придется разделить публику на провинциальную и столичную. В Москве театры наполняются даже во время пандемии не пустуют, а в некоторые трудно достать билеты. А вот в маленьких городах театры не очень популярны. Вы знаете, если там у ребят моего возраста спросить «кто такой Олег Табаков?», то далеко не все ответят на этот вопрос. К сожалению…

А как можно привлечь народ в театры? Делать авангардные версии классики, давать больше «обнаженки», видеоэкраны?

Нет, дело не во внешних эффектах на сцене. Если родители хотя бы один раз сводят ребенка на хороший спектакль или сами сходят, то тогда и случится эта любовь к театру (ну или не случится). Хороший спектакль это не обязательно спектакль со «звездами». Есть потрясающие постановки с прекрасными артистами, которых никто не знает, потому что они служат в театре, а не снимаются в кино. Надо просто впрыгнуть в эту воду попробовать разок сходить в театр. И еще можно расширить зрительскую аудиторию, привлекая в постановки киношных звезд: это такой путь рекламы.

А как вы оцениваете уровень современного российского кино?

– Сейчас есть такая мода критиковать его и говорить, что нашему кино до западного очень далеко. И что чуть ли не стыдно в нем сниматься. Я так не считаю. Почему это сниматься – стыдно?! Актеры же не на панель выходят, они работают по профессии, это то, что написано у них в дипломе. Конечно, есть слабые картины, плохие сериалы с «говорящими головами». Но есть и хорошие проекты, в которых хотели бы сниматься все артисты. Придерживаюсь такого правила: если тебя голодная рука не душит, незачем идти в плохое кино, жди хорошего сценария. Я снимаюсь, когда вижу – проект стоящий. И когда позволяет занятость в театре (бывает по 15, 20 и даже 25 спектаклей в месяц). Сняться в фильме с хорошим сценарием, у хорошего режиссера – это здорово.

Владислав Миллер

По-моему, уровень нашего кино вырос. Очень много оригинальных проектов, которые не являются калькой с западных образцов. Например, «Звоните Ди Каприо», «Чики», «Хэппи-энд». Это сериалы, но я смотрел их по несколько раз! Их даже тяжело назвать сериалами (это слово уже приобрело отрицательный оттенок): это 8-часовые фильмы, глубокие, смешные, узнаваемые, с хорошими актерами, хорошими режиссерами. Сериалы в нашей стране сейчас приобрели совершенно другое качество. Это не класс «В», а класс «А». В полном метре тоже много, на мой взгляд, выдающихся проектов сняли и снимают – все идет в гору. А если возвращаться к театрам, то в Москве это невероятная по широте и яркости картина. Это как в супермаркете, где есть все на любой вкус. Огромный выбор успешных спектаклей. Даже в одном театре можно посмотреть и комедию, и трагикомедию, и современные постановки, и традиционные – что угодно! Уровень ведущих театров нашей страны не снижается. Я очень много хожу в театры: раз в две недели стараюсь смотреть что-то новое. Так что знаю, о чем говорю.



А каким будет театр лет через 20? Останется ли в нем живой артист? А может, его заменят голограммы?

– Ой, это диалог из «Москва слезам не верит» – про умерший театр, про «сплошное телевидение»… Я тоже об этом думаю. К сожалению, сейчас в нашей стране проблема с театральной педагогикой. Большие мастера – педагоги, артисты – уходят. Надеюсь, что те, кто идет им на смену, удержат их высокий уровень. У Театральной школы Олега Табакова в этом смысле есть все шансы на взаимный успех педагогов и учеников. Особенность нашей Школы в том, что ее мастера – действующие артисты Театра Олега Табакова, и каждый вечер в 19:00 студенты могут прийти на спектакль и посмотреть своего педагога, что называется, в деле. Студенты со второго (а то и с первого курса) выходят на сцену со своими мастерами. Это залог объединения труппы и передачи знаний от старшего поколения к младшему. А главным связующим звеном во всей этой истории является художественный руководитель Владимир Львович Машков! Человек, одержимый идеей русского психологического театра. Человек, делающий все для того, чтобы спектакли и театр в целом имели успех у зрителя. Владимир Львович очень требователен, в первую очередь к себе. Поэтому и от своих артистов он требует той же внимательности, компетентности, эмоциональности, эрудированности и хорошего актёрского хулиганства!

«Надо просто впрыгнуть в эту воду  попробовать разок сходить в театр»

Вот если мы, актеры, сами перестанем владеть актерским ремеслом, тогда театр исчезнет. Но пока в центре внимания живой артист, который «цепляет» зрителя, пока в зрительном зале возникают настоящие чувства – театр живет!

— А что будет с кино?

Думаю, что с нашим отечественным кино будет все в порядке. Повторюсь, у нас сейчас очень много хороших проектов появляется, очень много новых лиц, режиссеров. Люди стали по-другому работать, в команде. Кино рождается на подготовке к нему. Если все продумано до мелочей, то и снимать кино становится намного легче. Поэтому, я верю, что все будет в порядке. Я хочу работать в нашем хорошем кино.

— Замечаете ли вы какие-то изменения в индустрии театра и кино?

— Сложно сказать, ведь я работаю в театре четвертый год, в кино — вообще второй более или менее плотно. Мне кажется, что люди наконец начали понимать, что бюджет — это очень важный фактор и что он напрямую связан с качеством фильма, сериала или большого какого-то кино, и это все больше и больше учитывается. А в театре, думаю, ничего не изменилось, в хорошем смысле. Пока артист на сцене может держать тысячный зал только потому, что он очень живой, правдоподобный, ничего и не будет меняться, это самое главное.

Владислав Миллер

— Как вы считаете, какими возможностями обладаете вы, молодые артисты нашего времени, по сравнению с предыдущими поколениями?

Я думаю, что все возможности, которые есть у молодых актеров и которых не было у предыдущих, связаны с развитием техники. Сейчас есть возможность снять кино у каждого вообще – просто на современный смартфон. Или сегодня тебе присылают сценарий кино, и у тебя есть возможность прямо тут же записать пробы с партнером в любом месте – дома, в театре, там, где ты находишься, — и сразу же прислать эти пробы и пройти или не пройти в этот проект. Представить такое 30 лет назад было невозможно.

Вы уже вошли в историю как самый молодой Хлестаков. А хотите быть знаменитым?

– Да. И этого не стесняюсь.

«Пока в зрительном зале возникают настоящие чувства – театр живет!»

А знаменитым на весь мир?

– Тоже было бы неплохо. Но только популярность бывает и черная, со знаком минус. Я бы хотел, чтобы меня знали только благодаря моим ролям в кино и в театре – и никаким другим путем. Поэтому просто стараюсь хорошо делать свою работу.

События на видео
Подпишись на наш канал в Telegram
Театральная компания «Бродвей Москва» ломает стереотипы в новом проекте
18 июля театральная компания «Бродвей Москва» Дмитрия Богачева провела презентацию своей новой постановки «Элементарно, Хадсон! Дело о собаке Б.».