Полная версия сайта

Михаил Романов и Наталия Брасова. Нарушенная клятва

Ради того чтобы жениться на любимой, великий князь Михаил Романов обманул своего брата Императора Николая II.

Утром девятого мая 1908 года вдовствующая императрица Мария Федоровна проснулась в своих покоях Гатчинского дворца раньше обычного. Было тихо и темно. Бой часов на ночь отключали, и чтобы узнать время, нужно было выбраться из-под теплой перины и дотянуться до ручки электрического выключателя, — новшеству уже четверть века, а она так и не привыкла, да и свет ламп кажется ей неприятным, мертвящим.

В полдень на Дворцовой площади начнется молебен в честь полкового праздника лейб-гвардии Кирасирского полка, над которым она шефствует. Накануне из Царского Села приехал Николай с женой и дочерьми — Алешеньку пришлось оставить, ему снова нездоровится. Ужинали вместе, поздравляли Ники с сорокалетием, настроение у всех было превосходное, император и великий князь Михаил, ее сыновья, оживленно обсуждали нашумевший праздник — День Белой ромашки в Швеции.

В газетах появились фотографии тамошних народных гуляний: первого мая люди разных сословий вышли с живыми и бумажными ромашками в петлицах, на поясах и головных уборах — это число объявили днем солидарности с теми, кто имел серьезные заболевания, прежде всего туберкулез, а средства от продажи ромашек направлялись на медицинскую помощь страдающим.

— Ники, как думаешь, нам нужен такой праздник? — мягко спросила мужа Александра.

— Аликс, милая, полагаю, да. Мы должны делать все для помощи подданным.

— Почему они выбрали ромашку, мне не нравится этот цветок, — супруги были так близки, что выработали привычку разговаривать между собой порой столь непринужденно, будто никого не было рядом.

— Мы можем придумать другой символ. Миша, почему они выбрали ромашку? — Николай обратился к брату.

— Она известна своими целебными свойствами, видимо, это основная причина, — заключил тот.

Мария Федоровна нежно коснулась рукой запястья царствующего сына.

— Если решишь учредить такой праздник, сделай это в память о твоем дяде, Николае Александровиче, и о Георгии, — голос ее дрогнул: туберкулез унес жизни ее жениха — старшего брата Александра III, и горячо любимого сына.

Спала она плохо, в снах преследовали старые кошмары — железнодорожное крушение под Харьковом, в котором они все остались живы лишь чудом, мучительная болезнь и кончина мужа и еще женское лицо, лицо соперницы — Мещерской...

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или