Полная версия сайта

Слово редактора

AD

Не знаю, как вы, а я обожаю киношные байки. В этом номере отвела душу, читая Ираклия Квирикадзе. Просто замечательный рассказчик! И вспомнилась мне история, которая произошла в 1987 году на Международном кинофестивале стран Азии, Африки и Латинской Америки в Ташкенте. Участвовали в ней Александр Митта, я и один из любимых актеров Квирикадзе Элгуджа Бурдули. Как-то подходит ко мне Митта и говорит:
— Тут такое дело… я знаю, что твоя соседка по комнате уехала в Москву. А одному грузинскому актеру негде переночевать: гостиница забита. Он очень милый, добрый парень. Придет, тихо ляжет, поспит, а утром так же тихо уйдет. Завтра мы что-то для него придумаем.
— Ну, не знаю… — растерялась я.
— Говорю же, положение безвыходное, а человек абсолютно безобидный! Да вот он. Элгуджа, иди сюда! — позвал Митта.
Я взглянула на приближающуюся к нам небритую гору мускулов с копной черных вьющихся волос, стянутых резинкой в мощный хвост. «Ему бы убийц или маньяков играть», — мелькнуло в голове.
— Это Элгуджа Бурдули. В «Пловце» у Квирикадзе главную роль играл. И у Наны Джорджадзе в «Робинзониаде». Не узнала, что ли?
Да узнала я, узнала, пусть и не сразу: одно дело видеть человека на экране и совсем другое — в жизни. Я была в смятении от его разбойничьего вида.
— Нет, — говорю, — не могу. Простите, но нет!
Элгуджа страшно обиделся, резко развернулся и пошел прочь. Митта побежал за ним:
— Стой, мы же не договорили!
— Нэ хорошо думает обо мне, думает, плохо ей сдэлаю. Да зачем мне сдалась эта сэледка?!
Все оставшиеся до закрытия фестиваля дни, завидев меня, Бурдули гордо отворачивался. Я потом от многих слышала, что свирепость его только внешняя, а на самом деле он действительно очень добрый и тонкий человек. Но узнать этого мне, увы, не пришлось.

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или