Полная версия сайта

Мать последней русской императрицы Алиса Гессенская

В Сандрингем великая герцогиня Алиса Гессенская спешила просто неприлично и ругала себя за это.

В Лондоне Алиса познакомилась с первой женщиной-врачом Элизабет Гаррет Андерсон (на фото), и обе дамы мгновенно нашли общий язык

Лекарь Марк Шендер смотрел на скромно одетую симпатичную женщину с печальными глазами и горестной складкой у рта и думал: наверное, она много пережила. И разве ему жалко? Ведь, говорит, грамотная, умеет читать, он будет давать ей книги. Больше Алиса не страдала оттого, что Людвиг не спешит в их общую спальню, а то и вовсе отсутствует допоздна по мало понятной, а вернее, слишком очевидной причине. Любовницы появились у него уже на второй год брака, и его отец, принц Карл, бессовестно поощрял интрижки сына, предоставив ему для свиданий апартаменты в своем дворце. Бог ему судья... Зато, дорвавшись до книг, великая герцогиня с наслаждением погрузилась в науки: анатомию, физиологию — те самые, которые считались запретными и опасными для ее пола.

Как благородную даму могут интересовать подробности выделительной системы и устройства мышечных волокон?

Спустя пару лет Алиса в Лондоне познакомилась с первой женщиной-врачом Элизабет Гаррет Андерсон, получившей специальное образование; и две дамы мгновенно нашли общий язык. Элизабет была чрезвычайно впечатлена глубиной познаний Алисы Гессенской.

— Меня не пускают в анатомический театр на практику, мне отказали в месте фармацевта! Все считают меня сумасшедшей! — однажды пожаловалась она герцогине.

Нашелся добрый человек, пустивший их в лондонскую анатомичку. Возможно, он просто хотел посмеяться над ними и повел прямиком к вонючему бассейну с формалином, в котором плавали трупы.

Рядом лежали полутораметровые багры. Элизабет Андерсон деловито надела халат, натянула на руки желтые перчатки, взяла багор и принялась вылавливать труп, обещая спутнице показать кое-что любопытное. Герцогиня Гессенская, одетая в скромное темное платье, поначалу держалась мужественно, но вскоре самообладание ей изменило и, громко судорожно вдохнув, как рыба, оказавшаяся без воздуха, она рухнула в обморок прямо на каменный пол. Скоро весь английский двор знал о том, что дочь королевы Виктории, великая герцогиня Гессенская, находилась в анатомичке вблизи бассейна с трупами. Как переполошилась королева! К Алисе были вызваны лучшие врачи, прибыли и психиатры. Однако герцогиня не собиралась подыгрывать материнской истерике и немедленно уехала, не удостоив господ врачей ни единым словом.

Долго подспудно тлевшая вражда между матерью и дочерью вышла теперь на поверхность. Из Лондона в Берлин, к старшей дочери Викки, летели письма от королевы с сообщениями, что их «дорогая Алиса, похоже, психически больна».

Знала бы матушка подробности этой необыкновенной болезни! День герцогини начинался теперь в 6 часов утра и заканчивался после 10 часов вечера. Изучив основы медицины и траволечения, Алиса загорелась желанием применять полученные знания на практике.

В сопровождении придворной дамы Кристы фон Шенк она ходила по городским больницам и налаживала, реформировала, контролировала работу врачей, найдя ужасающими условия лечения бедняков. Часто инкогнито Алиса посещала трущобы старой части Дармштадта, блуждая по лабиринту маленьких грязных дворов, больных здесь было не меньше, чем в больнице.

В 1901 году после смерти королевы старший сын Виктории и любимый брат Алисы — Берти стал королем Эдуардом VII. Эдуард VII с женой королевой Александрой, 1909 г.

Раздавала лекарства, бинты и средства гигиены, варила травяные отвары от кашля, собственноручно промывала воспаленные гнойные раны. Криста стояла ни жива ни мертва: ей было страшно даже смотреть на то, к чему прикасались нежные руки ее госпожи. Алиса в переднике и резиновых перчатках напоминала простолюдинку, и только высокая прическа и бледное лицо с тонкими чертами говорили о том, что это не так. Алиса пыталась поделиться своими переживаниями в письмах с сестрой Викки, опуская подробности, она писала: «Когда никогда не видишь настоящей бедности и вращаешься в придворной среде, чувство сердечности охладевает. Я же чувствую потребность делать то малое добро, что в моих силах».

Родственники мужа относились к Алисе все более подозрительно, от них, разумеется, не укрылось то, что герцогиня практически перестала ездить в Англию и отправлять детей погостить к бабушке Виктории даже на большие праздники. Брат мужа Алисы — Генрих несколько раз презрительно высказался, что, мол, им прислали «недоброкачественную английскую принцессу», от которой отказалась родня. Тот день, когда Алиса поняла, что ее единственную из многочисленной королевской семьи Виктория демонстративно не пригласила на свадьбу своей младшей дочери Ленхен, стал первым в череде последовавших черных дней ее жизни. Унижение усугублялось тем, что Ленхен получила 18 тысяч фунтов содержания в год против жалких Алисиных шести, да еще и полностью обставленный дворец в придачу! Насколько бедной была в сравнении с этим ее собственная жизнь!

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или