Полная версия сайта

Шарлотта Казираги: наследница трона Монако и решившаяся на мезальянс бунтовщица

18 декабря 2013 года все европейские СМИ пестрели главной новостью дня — аристократка Шарлотта Казираги осмелилась родить ребенка вне брака.

Посиделки в доме тети были лучшими моментами ее подростковой жизни.

Иногда Стеф угощала ее фруктовыми коктейлями и добавляла туда немного алкоголя: «Пей давай, а домой пойдешь — пожуй резинку, чтобы предки с обслугой не унюхали!» А еще Шарлотта обожала слушать рассказы о светских дураках. Так Стеф называла всех, с кем ей по долгу службы приходилось общаться… Она высмеивала их дизайнерские костюмы, сшитые по старомодным выкройкам, начищенную обувь, маникюр у мужчин, да и вообще любая деталь облика человека света была способна привести Стефанию в бешенство. Единственное, что умиротворяюще действовало на нее в те дни — это тайный роман сестры, матери Шарлотты.

— Что бы ты ни услышала о матери и ее парне, не осуждай их, — повторяла она.

— Они влюблены, а остальное не важно. Даже в сказках случается подобное — принцессы выбирают себе простых парней. Они самые лучшие. В них нет игры. И, кстати, ботинки у них всегда грязные.

Совсем скоро их совместные романтические, уютные вечера закончились — князь Ренье и его советники решились наконец-то взять полный контроль над сложившейся ситуацией и выгнать из дворца самозванца. Они выстроили сложную систему интриг и организовали подставу для мужа Стефании (хотя позже категорически отрицали свою причастность). Зная легковесный нрав зятя, князь и его помощники без труда придумали сценарий скандала. Когда Стефания была в деловой поездке, Даниель получил приглашение на тайное свидание со стриптизершей Фили Утман.

Все было обставлено тонко и изящно: пригласить девушку Даниелю посоветовал его близкий друг, охранник Морис, дав дорогой проститутке наивысшие рекомендации и заверив в строгой конфиденциальности. Во время интимного свидания девушка сумела убедить Даниеля выйти из дома к бортику бассейна (место хорошо просматривалось предупрежденными папарацци) и заняться сексом под солнцем. Соблазняя дурачка, Фили раздевалась, выстраивая эффектные позы, и раздевала его «на публику». Фоторепортаж получился отличным — смелые ракурсы, откровенные позы… У бедняги не оставалось никаких шансов, чтобы уверить жену в том, что «он тут ни при чем». Дальше все пошло по плану: фото напечатали, князь Ренье выгнал дочь из дома, отселил, приказал подать на развод и запретил общаться с Шарлоттой. Ему уже доложили о посиделках и девичьей трепотне.

В подобных обстоятельствах Ренье счел влияние дочери на свою внучку губительным.

Но Шарлотта и Стефания все равно не теряли друг друга из виду — созванивались, переписывались… Шарлотта посылала тетке копии своих студенческих сочинений по философии. Особенно те, в которых рассуждала о свободе. Шарлотта помнит, как Стефания приписала в конце сочинения от себя: «Хочешь совет? Беги отсюда куда подальше. Встанешь на ноги — и беги! Не важно куда, хоть на край земли. Туда, где ты сможешь выбрать себе парня по сердцу, а не по рангу… Может, у тебя и получится. Тогда будешь счастлива за нас двоих».

Шарлотта росла самым спокойным ребенком, которого когда-либо видели при дворце.

Никаких хулиганств, озорных выходок, никаких истерик. Всегда молчаливая, всегда погруженная в себя. Ну и, быть может, в чтение романов сестер Бронте. Как все подростки, она о многом мечтала. Конечно, не о том, как посвятит себя наукам, чиновничьей службе. Ей хотелось уехать куда-нибудь в далекую Исландию и там разводить лошадей. Исландия вообще казалась ей землей обетованной. Там вроде как продолжали верить в существование троллей и гоблинов, пела ни на кого не похожая Бьорк и дули прохладные ветры, которых так не хватало девушке в слишком жарком Монако.

Конечно, она завидовала Стефании! Ее проколотым в нескольких местах ушам, ее независимости. Ее одиночеству. Да всему завидовала. Нравилось, что она не боится ни людей, ни отца, которого продолжала обманывать. Нравилось, что по-прежнему влюбляется в первых попавшихся парней и приглашает их на сексуальные свидания к себе в особняк.

Но в отличие от Стеф Шарлотта серьезно относилась к учебе в парижском университете, много читала и даже мечтала издавать журнал, посвященный путешествиям.

Случившаяся любовь с аристократкой повлияла на ход судьбы Гада — он стал востребован в кино. С Жераром Депардье в «Оле!», 2005 год

Она взрослела, со временем ей перестали казаться привлекательными порезанные джинсы, «Санта-Барбара» и простые мальчишки. И хотя Стеф по-прежнему оставалась примером для подражания, Шарлотта вносила свои коррективы в мечты о безграничной свободе.

…Когда у нее начался серьезный роман с симпатичным англо-иранцем Алексом Деллалом, светским львом, первым человеком, которому она призналась в этом, была конечно же тетка.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или