Полная версия сайта

Полина Гагарина: «В любви я была легкомысленна»

«Сейчас ничуть не жалею об этом шаге. Жизнь действительно стала меняться в мелочах и по-крупному».

Полина Гагарина

Самолет набирал высоту, и, глядя в иллюминатор, я вдруг поймала себя на мысли: «Лететь бы так и лететь… И не возвращаться к земным проблемам». Видимо, размышление читалось у меня на лбу, потому что сосед по креслу вдруг выдал на него ответ: «Не бойся поменять свою жизнь…»

Странно, но порой слова совершенно постороннего человека могут стать для тебя напутствием… Не знаю, умел ли мой собеседник читать мысли, но на всякий случай решила поинтересоваться: — С чего же вы взяли, что для меня настало такое время?

— Да просто вы хмурились, —незатейливо пояснил он.

— А мне кажется, что у такой красивой молодой девушки каждый день должен быть ярким и счастливым…

Необычное замечание... Красивая женщина — красивая жизнь. Всегда ли это так? И тут мне вспомнилась даже не столько Мэрилин Монро, которая до сих пор отчаянно хохочет с каждого постера, несмотря на свою трагическую судьбу, сколько танцующие на маминых плечах белые локоны — в такт движениям! Подскакивали серьги, взметалась юбка — и я замирала за кулисами театра, завороженная ее страстной пляской. В свете прожектора на поклонах к ногам балерины летели цветы — и, уйдя со сцены, мама тут же вручала мне благоухающую охапку… Мне было четыре года, когда мама подписала контракт с греческим театром — и мы на несколько лет переехали в Афины.

Каждый день легкой «танцевальной» поступью она вела меня по улочкам старинного города — местные мужчины головы сворачивали и выкрикивали ей вслед «словечки». Среди знойных афинских жителей мама была ярким светлым пятнышком…

А во дворе мы встречали пожилую соседку-гречанку: тонкий стан, обвитый шелками, бусы и браслеты тоже были представлены на ней в изобилии… У Кики появлялись внуки, правнуки и прочие пра-пра-… Однако она не сгибалась под их наступлением: оставалась привлекательной женщиной — и томные греки по-прежнему выкрикивали ей свои «словечки». Но каждая женщина понимает: нет предела ее совершенству! На мою маму Кики взирала, словно на Афродиту, которая променяла Олимп на квартирку в спальном районе.

В Школе-студии МХАТ я познакомилась со своим будущим мужем, актером Петей Кисловым

И однажды не выдержала — в одну ночь пережгла волосы пергидролем. Так на нашей греческой улице стало одной «богиней» больше… Чужая красота заразительна и требует новых жертв.

Признаться, я и сама однажды не смогла удержаться — примерила на себя образ, который в силу возраста казался мне идеалом. Хотя эта пятилетняя юная леди никогда не была повторюшей. Но любопытная — ух! В свободную минутку высовывала нос на улицу — и прилипала к витрине уютного частного магазинчика женских товаров и побрякушек. А за стеклом витрины жила моя подруга Василики, которая и виделась мне верхом женской привлекательности. «Красивое у тебя платье!» — восхищалась я ее романтическим стилем — и та всегда отвечала мне загадочной улыбкой и взглядом из-под красного французского берета.

Продавщица Георгия поддерживала мою нежную дружбу со своей единственной рабочей — манекеном. Но однажды случайно разрушила ее, забыв шикарный берет Василики на стуле в витрине. За что и поплатилась легким обмороком… Недолго думая, я зашла внутрь, взяла «шапо» и нацепила на себя. И, конечно, решила заценить, какая я при этом стала раскрасавица… Хозяйка пребывала за кассой в сладкой полудреме — и тут над прилавком возникает голова ее манекена, которая еще и требует: «А можно мне зеркало?!» Из магазина я вылетела, теряя на скорости шапку и под крики «Теокотос!» (Богородица!) вперемежку с отборным греческим матом продавщицы.

А тот город и вправду мифический, такое от него осталось ощущение: то ли был, то ли не был…

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или