Полная версия сайта

Ростилав Хаит: «В Одессе меня узнают приезжие»

Я поступал везде, хотя подготовлен был очень плохо. В конце концов я поступил по блату...

Когда однажды моя девушка сказала, что больше меня не любит... это было чудовищно. Просто не укладывалось в голове. Вот тогда окружающий мир предстал в качественно новом свете. При этом в театре как раз все было хорошо, мы сделали «День радио» и поняли, что это уже «всерьез и надолго».

...В детстве я был окружен абсолютной любовью и теплом со стороны родителей, двух бабушек, дедушки и тети.

Мысль сделать свой театр возникает у каждого курса выпускников. Но между задумкой и воплощением — большая дистанция. У нас получилось. («Квартет И»: Ростислав Хаит, Алексей Барац, Александр Демидов, Камиль Ларин)

Называли меня в основном Славочка и Солнышко, хотя иногда проскальзывали слова «неуправляемый» и даже «убоище».

Старший брат привил мне любовь к футболу, и я уже в четыре года пытался гонять мяч. В том числе и в квартире. У нас были две смежные комнаты, я ставил один стул в дальнем углу гостиной (это были ворота), а другой — в проеме между гостиной и спальней (это была стенка) и бил штрафные. Но частенько мяч перелетал через стул-ворота и попадал в окно. И тут же раздавался крик бабушки: «Убоище!..»

Когда я окончательно ее доводил, бабушка гналась за мной, и всегда на ее дороге со словами: «Муся, не трогай его!» вставал дедушка. Но я не очень себе представляю, что бабушка могла бы со мной сделать, если бы догнала, поскольку меня в детстве никогда никто пальцем не тронул.

Я думаю, что она скорее всего меня накормила бы. Дед почему-то называл бабушку Беллу Мусей. Вслед за ним и все остальные называли ее бабой Мусей.

Так вот баба Муся меня кормила, а папина мама, баба Соня, стирала носки и трусы. Такое четкое было разделение.

Баба Муся прекрасно готовила. Пирожки с мясом, котлеты говяжьи и куриные, битки — так в Одессе называют отбивные. Папа рассказывал, что когда только начал ухаживать за мамой, она его пригласила в гости. И на обед были битки, такие большие, что края свисали с тарелки. И вот когда папа увидел эти битки, он понял: надо жениться!

А какие баба Муся готовила рыбные биточки!

Форшмак! Икру из синих! Фаршированную куриную шейку... Блинчики... Кулебяку с яблоками, компоты... В Одессе культ еды, все пытаются друг друга накормить. Правда, случались и исключения. У моего друга была бабушка — она работала в Комитете госбезопасности. Увидев, как внук угощает приятеля персиком, при нем же укоризненно замечала: «Димочка, вот ты угощаешь Алешу персиками, а ведь не знаешь, что на Привозе они стоят пять рублей килограмм!»

Больше всего я обожал котлеты. Бабушка делала их потрясающе, потом она научила маму готовить их так же вкусно; ну и выбирать мясо. Это совершенно особая наука — на Привозе у правильного мясника выбрать правильное мясо. Я вот абсолютно не представляю, как это делается.

Хотя на Привоз с мамой ходил. Сначала мясной ряд, потом ряд копченостей, подчеревок или ребрышки деревенские...

Потом шел ряд с брынзой. Еще выше — соленые огурцы. А дальше — домашние торты. Все дают пробовать. И пока пройдешь по Привозу — можно поесть с удовольствием и совершенно бесплатно!

Отдельная история — как правильно выбрать брынзу. Вот, например, мы с Лешей Барацем любим совершенно разную брынзу. Леша и его родители отдают предпочтение скорее коровьей, нежели овечьей. Она помягче и попреснее. А в нашей семье — культ соленой овечьей брынзы, твердоватой, немного рассыпчатой. В Одессе до сих пор есть кланы любителей брынзы пресной и брынзы соленой...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или