Полная версия сайта

Лиза Башарова: «Я всерьез обдумывала, как убить Навку»

«Помню, остановилась на изощренном способе: «Зарежу Навку ее же коньками! В тюрьму посадят? Ну и что!»

Однажды мы с Маратом совершенно случайно столкнулись в коридоре «Мосфильма». Тогда мы были просто знакомы, я замужем, Марат несвободен. Вдруг он неожиданно дал мне яблоко. «Надо же! — подумала я. — Как когда-то змий-искуситель протянул Еве запретный плод…» Очень скоро жизнь заставила меня забыть об этом романтическом эпизоде, слишком уж много в ней было драматизма…

Неким знаком судьбы для меня послужило одно романтически-платоническое увлечение юности.

С Маратом я познакомилась на съемках «Сибирского цирюльника». Я была замужем, он несвободен...

Смешно, но еще школьницей я влюбилась в татарина! Моя бабушка, узнав об этом, сказала фразу, которую я не раз вспоминала: «Имей в виду, татары не женятся на русских. Только на татарках!»

В восьмом классе я мечтала стать балериной. Да вот беда — была слишком пухленькой для балета. Но все равно, закрывшись в своей комнате, я без конца танцевала перед зеркалом. Помню, засуну кусочки сахара в колготки и воображаю себя балериной на пуантах.

Окна моей комнаты смотрели на окна соседнего дома. За занавесками часто мелькал чей-то мужской силуэт.

Длинные черные волосы, смуглое лицо, весь в белом… Как-то разговариваю по телефону, мельком бросаю взгляд в сторону его окна и вижу, как незнакомец знаками просит: «Скажи свой телефон». Я на пальцах показала ему цифры. Он позвонил и явно расстроился, узнав, что мне всего четырнадцать. Выглядела я гораздо старше. «Ты любишь танцевать?» — спросил он. «Да», — ответила я, смущаясь. Потом мы с моим соседом встречались во дворе: я гуляла с собачкой, он шел рядом, иногда провожал меня до школы. А однажды пригласил меня на спектакль в Большой театр, где работал солистом балета. Но я застеснялась и не пошла. Как-то он мне сказал: «Не удивляйся, что у меня такое имя — Ирек. По национальности я татарин».

Наступило лето. Я очень сильно похудела. Папа на даче соорудил для меня балетный станок.

И я с большим увлечением разучивала балетные «па» по специальной книжке по хореографии. А осенью вдруг увидела, как на знакомых окнах напротив меняют шторы и из квартиры выносят мебель...

Прошло много лет. Однажды мы с Маратом Башаровым оказались в гостях у Олега Меньшикова. Я села за столик и принялась листать альбом с фотографиями. «Ой! — вдруг воскликнула я. — Это же Ирек!» Олег был потрясен: «Ты знаешь Ирека Мухамедова? Он же знаменитый танцовщик! Бежал из Союза и давно танцует в труппе Лондонского балета». Я улыбнулась и промолчала…

— Наверное, с этого знакомства у тебя зародилось желание быть ближе к искусству и выйти замуж за татарина?

— Совершенно верно! Я решила стать театральным художником, но поступила во ВГИК на экономический. И так попала в мир кино. А вот что касается татарина… Эта встреча была еще впереди...

В первый раз я вышла замуж еще студенткой, в двадцать два года... С моим первым мужем я познакомилась совершенно случайно. Иду однажды по Арбату. Смотрю, у Дома актера собрали толпу зевак два уличных музыканта. Один играет на гитаре, другой поет. Перед ними лежит шляпа, куда прохожие кидают деньги. Я остановилась и послушала пару песен. Позже мы с этими ребятами неожиданно столкнулись в буфете Дома актеров. Один из них, веселый, задорный, сразу же ко мне подскочил: «Разрешите представиться — актер Георгий Румянцев!» и наговорил кучу комплиментов. В юности как-то все просто: сразу на «ты», какие-то компании, встречи, общение…

Жора учился в Нижегородском театральном училище, но, так и не закончив, отправился в Москву за удачей.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или