Полная версия сайта

Вдова Михаила Пуговкина: «Чтобы поставить памятник, пришлось продать ордена Минички»

«Стоило отойти на кухню, слышу, Миничка зовет: «Ирка, ты где?» Жили как иголочка с ниточкой».

Ирина Пуговкина

Стоило отойти на кухню, слышу, Миничка зовет: «Ирка, ты где?» Жили как иголочка с ниточкой. Были неразделимы, ни на минуту не расставались.

Не прошло и двух часов, как я приехала в Москву, — звонок в дверь. Подруга пошла открывать. На пороге стоял Михаил Пуговкин.

—Простите, Ирина Константиновна Лаврова у вас остановилась?

—У нас...

Увидев, что я выглянула в коридор, Михаил Иванович сказал решительно:

—Пожалуйста, берите свои вещи и спускайтесь. Срочно.

—Что случилось? Ведь только что расстались, — удивилась я: мы вместе ехали в поезде из Крыма.

—После, после, Ирина Константиновна, поторопитесь. Такси ждет!

Я, конечно, повиновалась. Безмерно уважала Пуговкина. С того дня, как начала проводить его творческие вечера по Крыму, минуло лишь две недели.

В машине он молчал. Пока такси мчалось по столичным улицам, терялась в догадках.

Только когда вырулили на Олимпийский проспект, поняла, что едем к Михаилу Ивановичу домой. Поднялись на этаж, он широко распахнул дверь:

—Прошу!

На кухне суетились две женщины.

—Это мои дочери — Юля и Наташа, — сказал Пуговкин. — Решил вас познакомить, чтобы все было по-людски.

—В смысле? — я никак не могла взять в толк, что он имеет в виду.

Тут Михаил Иванович и скажи:

—Довольно скрывать наши отношения!

Я очень удивилась. Скрывать было решительно нечего. Обычные отношения: как у артиста и администратора.

Знала, конечно, что Пуговкин недавно овдовел. Не раз видела его покойную жену, они всегда приезжали в Крым вместе. Очень трогательная была пара. Сама замуж я уже не собиралась, не в том возрасте, чтобы мечтать о кавалерах. Только потом поняла: Михаил Иванович так сказал, чтобы дочери не подумали — первую попавшуюся женщину в дом привел. Сделал вид, что нас уже связывают проверенные временем отношения.

Тут начался подлинный допрос.

—Сколько вам лет? — спросила Юля.

—Сорок девять.

—Вы понимаете, что Михаил Иванович намного старше? Ему уже шестьдесят восемь. И здоровье отнюдь не молодецкое.

О возрасте Пуговкина я и думать не думала!

Пуговкин рассказывал, что Надежда ему изменяла. В Театре Ленинского комсомола, где оба работали, его в глаза называли «рогатым»

А допрос продолжился:

—Вы замужем?

—Давно в разводе. Есть двое сыновей, четверо внуков. Живем в Крыму. Отдельно друг от друга.

—Вы понимаете, какую берете на себя ответственность?

Повисла многозначительная пауза. После смерти жены Александры Николаевны Пуговкин сильно горевал и мог позволить себе «лишнего».

—Немножко представляю. Работаю с актерами уже двадцать лет.

А Михаил Иванович только посмеивался: —Нуждаюсь, очень нуждаюсь в твердой женской руке.

От расспросов я не расстраивалась.

Понимала, что Юля с Наташей искренне беспокоятся. Приемные дочери Минички были уже в возрасте: на десять и на пять лет старше меня. Видели, что после смерти их матери женщины на Пуговкина буквально налетели. Это естественно: известный артист, обаятельный, с искрометным юмором. Да и жилплощадь имеется. Сегодня, когда за спиной почти двадцать лет жизни с ним, вспоминаю те «смотрины» с нежностью. Встретили меня настороженно, но полюбили искренне. Поняли, что отец попал в надежные и ласковые руки, что о нем позаботятся.

Мы с Михаилом Ивановичем хорошо прожили. Дружно. Сошлись в таком возрасте, когда страсти уже не кипят.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или