Полная версия сайта

Юлия Хлынина: «Машков ничего на это не сказал — просто признался мне в любви»

Откровенное интервью со звездой сериалов «Закон каменных джунглей» и «Таинственная страсть».

Юлия Хлынина

— А сейчас у вас в жизни что происходит? Вы завидная невеста?

— Да, я завидная невеста. Замуж-то пока не вышла. У меня сейчас интересный период… Мне 25 лет, и я стала по-новому смотреть на жизнь. Но пока рано присваивать моим отношениям статус.

— Он актер?

— Нет, в эту реку я уже не войду! Мне хватает актеров на работе.

— Но ведь так трудно актрисе не влюбиться в своего партнера по фильму, по спектаклю…

— Я на съемках влюбляюсь обязательно! Пере­живаю в своих ролях красивейшие романы, с кучей эмоций, разбитых сердец, расцарапанных рук, коленей… Как в «Таинственной страсти», например. Но такие истории не имеют продолжения в жизни. Ну, пофантазируешь немного на тему: как бы нам с тобой хорошо-то было бы. Эх, жалко, мол, очень жалко. И все — вышла из роли и поехала домой, в объятия к своему близкому человеку.

— У вас такие партнеры замечательные, что стоит удивляться вашей выдержке. В «Дуэлянте» вы снимались с Владимиром Машковым

— Причем параллельно с «Дуэлянтом» я снималась в Москве в «Законе каменных джунглей» у интереснейшего режиссера-документалиста Павла Костомарова. С одной стороны — «Джунгли...», артхаусная андеграундная история про подростков, гангстеров, деньги и наркотики. С другой стороны — «Дуэлянт», огромный, высокобюджетный проект Алексея Мизгирева с актерами-мастодонтами и съемками в Санкт-Петербурге. Картина высокого стиля, где каждая реплика включает в себя 33 подтекста. Я бесконечно моталась на поезде туда-сюда... Как говорил Алексей Мизгирев: «Юля, сколько можно? Я эту скрипку настраиваю. А ты в Москву уезжаешь, и на тебе, моей скрипке, играют тяжелый рок. У тебя же всякий раз струны вылетают!» И вот снимаем мы для «Джунглей...» сцену в подмосковном городе Дзержинском. 

Конец августа, но холодно, а по сценарию нам на солнце жарко, мы обливаемся водой. К концу смены я только и думала: лишь бы не заболеть, ведь ночью ехать в Питер. К вечеру вроде неплохо себя чувствовала. Думала, все обошлось. Но когда уже садилась в машину, меня, на беду, в нижнее веко укусила мошка. За несколько секунд глаз так раздулся, что страшно смотреть! А у меня в Питере сцена с Машковым, где он мне в любви признается. Я в истерике. Мизгирев пишет: «Только не плачь. Скинь фотографию». Отвечаю: «Я не буду тебе ничего скидывать, потому что на это нельзя смотреть». — «Я тебе говорю: скинь. Предупрежден — значит, вооружен». Ну, скинула. Приехала. И гример с художником по костюмам начали работу. У них была сверхзадача: спасти Юлю. Прекрасная Марина Красновидова накрутила мне особенную прическу, околоисторическую. Прикрыла глаз тюлем, кружевом, перьями, сделали «смоки айс». Но я сама чувствовала себя некрасивой — как тут играть? Выручил Владимир Львович Машков. Он меня сильно поддержал. С ним я почувствовала себя уверенно.

— Что же он сказал?

— Он ничего мне не говорил, он просто играл сцену. Признавался в любви моему здоровому глазу.

Благодарим отель St. Regis Москва Никольская за помощь в организации съемки

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или