Полная версия сайта

Юлия Хлынина: «Машков ничего на это не сказал — просто признался мне в любви»

Откровенное интервью со звездой сериалов «Закон каменных джунглей» и «Таинственная страсть».

Юлия Хлынина с Сергеем Безруковым и Чулпан Хаматовой в сериале «Таинственная страсть». 2016 г.

— А как мама отнеслась к татуировке?

— Привыкла. (Смеется.) Я все время фокусы выкидывала. Из каждого детского лагеря возвращалась с новым пирсингом. Мне было лет двенадцать, когда одна из старших девочек в лагере предложила: «Ну че, хочешь, уши проколем?» Вообще-то мама всю жизнь учила меня заботиться о гигиене, и я понимала, что это опасно. Но спасовать было невозможно, и я согласилась. Та девочка дала мне в зубы яблоко, отколола от майки английскую булавку, оттянула мне ухо и начала колоть: раз, два, три, четыре, пять. Последний прокол сделала в верхний хрящ. Это было очень модно. 

Затем вытащила из своего уха какие-то безделушки, которые обычно продаются в уличных сувенирных лавках, и повтыкала в мои уши. Естественно, потом все это заболело, загноилось, особенно проткнутый хрящ. Но это не разочаровало меня в идее пирсингов. И в 14 лет я проколола пупок. На это нужны были деньги. Я разбила копилку, которую подарила мне бабушка. У нас так было принято: бабушка бросает в копилку мелочь, а потом, когда наполнится, дарит мне. В копилке оказалось в общей сложности 700 рублей — монетками. Я ссыпала их в полиэтиленовый кулек, как будто ограбила какой-то детский банк, и пошла менять. 

Захожу в банк с мешком денег, трясущимися руками подаю их в кассу и слышу: «Девочка, мы ничего не размениваем». Я, разочарованная, пошла в магазин купить воды и вдруг слышу в очереди: «Люд, у тебя есть мелочь? Мне сдачу давать нечем». И я поняла, что это судьба, знак свыше! Поменяла монеты на купюры, пошла в подпольный, жуткий салон — это был просто мрак. Говорю: «Простите, а наркоз будет?» Но работница только ухмыльнулась: «Какой наркоз?» — задрала мне майку, оттянула кожу и проткнула живот…

Конечно, потом я волновалась, переживала, что, может быть, мне занесли инфекцию. Каждый вечер закрывалась в комнате и, как послушная девочка, обрабатывала рану. Естественно, мое ежевечернее уединение вызвало у мамы тревогу, а сказать о ­пирсинге я не могла, это была большая тайна, я знала, что она будет ругаться! Мама была уверена, что в закрытой комнате я занимаюсь чем-то ужасным! В итоге, когда обстановка накалилась до предела, я решилась: «Ладно, мама, о’кей, я просто проколола пупок». И мама сказала: «Слава богу! Я уж думала, ты наркоманка». (Смеется.) Вывод: иногда родители могут думать о своих детях хуже, представлять ситуацию критичнее, чем она есть на самом деле. И кстати, мама с раннего детства уважала меня и мои решения — я это чувствовала. Это важно. Давала мне большую меру свободы при внешней строгости. Она же все-таки педагог, школьная учительница.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или