Полная версия сайта

Виктор Мережко: «Михалков покорил Мордюкову усами, одеколоном и «мерседесом»

Режиссер вспоминает неизвестные истории об известных актерах.

Лидия Федосеева-Шукшина и Николай Бурляев

Сейчас понимаю: мы с женой Тама­рой и нашей дочкой Машенькой стали одними из немногих, кто вообще бывал в квартире Папанова у Никитских Ворот, — жили-то они довольно закрыто. Как сейчас помню Тимошку, любимого пса семьи. Ему Папанов кричал: «Тимоха! Тапки!» И Тимоха тащил тапочки. Нам нравилось у них бывать. Жена Папанова Надежда Юрьевна была очаровательна, только вот дочь Лена почему-то все время сидела в своей комнате. Иногда наша Маша заглядывала к ней, видела мрачное лицо и тут же возвращалась за стол. Где Папанов, например, учил меня: «Витюха, ты сразу водку не глотай, как алкаши. Ты по чуточку. Чувствуешь, как она катится у тебя по горлу? Потом сугревает, сугревает желудочек. А потом немножко и пожариком бьет». При этом он сам уже не пил — ему нельзя было... С тех пор как Папанов добыл для нас телефон, он часто звонил по утрам: «Тамара, где Витюха?» — «Спит». — «Давай буди. Нечего ему спать, надо писать великие сочинения». Тамара меня будила и звала к телефону. «Здорово, Витюха, как дела? Водку пьянствуешь?» — «Ну, бывает». — «Сценарии пишешь?» — «Пишу». — «И за девками бегаешь?» — «Случается. А вы как, Анатолий Дмитриевич?» — «Водку не пьянствую, сценарии писать не умею, баб нету. Разве ж это жизнь?»

С актерами у меня особые отношения. Мы часто становились друзьями. Так вышло и с Наташей Гундаревой, для которой дебютным фильмом стал «Здравствуй и прощай» по моему сценарию. Сделать с Наташей пробы нам посоветовала Людмила Зайцева, сыгравшая главную роль. Она сказала: «Если вы ищете, кто может сыграть Надёжку, в Театре Маяковского есть редкая актриса, молодая, Гундарева. Правда, она полновата». И пришла Наташа. Поразительного обаяния. Улыбка, конопушки, рыжеватые волосы, хохот искренний, жизнелюбие. Нас с режиссером Виталием Мельниковым она взяла в оборот в три минуты. Женщина-счастье, женщина-темперамент, женщина-красота. Ее ничто не портило. Ни широкие бедра, ни походка уточкой.

Фильм снимали в Ростовской области, в станице Синявская, на Дону, — это место выбрали не сразу, дивное место. В Ростове в собственном доме жили родители моей жены. Мы часто к ним приезжали, и теща накрывала шикарные столы во дворе под абрикосами. Аромат счастья был разлит в воздухе: любимая жена, любимая работа, уже есть успех, дали однокомнатную квартиру, а вот еще и у тещи под абрикосами сидим. За столом там было принято петь песни: русские и украинские. Даже в картину одна такая вошла — Наташа Гундарева с Людой Зайцевой поют: «Цвите терен, цвите терен, лыстя опадае...» Поначалу Зайцева ей говорила: «Наташка, да замолчи, ты же петь не умеешь». Но Наташа в итоге научилась. От природы музыкальными талантами она не обладала, но натаскала слух — и это меня поразило.


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или