Полная версия сайта

Вениамин Смехов: тайны «Таганки»

Легендарный актер Театра на Таганке Вениамин Смехов рассказао о золотов веке любимовского театра.

«Любимов мог на Высоцкого прикрикнуть. Но по большому счету ему все прощалось и сходило с рук. Даже такое, что не простилось бы никому». (Вениамин Смехов, Юрий Любимов, Владимир Высоцкий и Вячеслав Спесивцев на гастролях. 1973 г.)

Володя перечислил намеченные им покупки-сувениры: Бортнику, Золотухину, Севе Абдулову… и в том числе: «Веньке — шарф». Это было исполнено, и я получил парижский теплый шарф. Тогда же вышла в «Мелодии» маленькая пластинка песен Высоцкого — вместо обещанных больших дисков. Он повез меня на улицу Герцена (Большая Никитская), получил в лавке фирмы авторскую часть тиража и, хотя был огорчен размером пластинки, подарил мне первый диск и надписал его дружески...

Когда он полюбил Леню Филатова, то уже не допускал существования каких-либо других поэтов-юмористов. Золотухин в устах Высоцкого был величайшим народным певцом — до той, конечно, поры, пока Володя на него не обиделся.

А все потому, что Любимов, однажды всерьез рассердившийся на Володю, из-за которого слишком часто отменялись спектакли, в воспитательных целях временно передал его роль Гамлета Золотухину. Валерий стал репетировать. Демидова и я (Гертруда и Клавдий), предчувствуя недоброе, почли за лучшее под всеми возможными предлогами уклониться от репетиций. Благо продолжалось это все недолго — роль была Высоцкому возвращена. Но Володя был обижен на Золотухина. Вроде бы все понятно: Валерий был верен службе, послушен режиссеру — он же профессионал. Но Володя не желал вникать в нюансы: Валера «переспал» с его ролью. Зная Володину реакцию, через несколько лет я решительно отказался от роли Свидригайлова, которую при схожих обстоятельствах Любимов хотел передать мне: «Как это?

Володя приедет, и что я ему скажу?» — «Не надо мне про Володю! Надоели его штучки и заграничные вояжи! Бери роль и работай! И потом, он же просил у меня твоего Воланда!» Но я сказал: «Вот погляжу ему сначала в глаза — и тогда смогу учить текст роли. При нем это одно дело, а за его спиной — другое». Ну а когда Высоцкий появился в театре, Любимов оттаял.

Помню, однажды Володя заподозрил меня в том, что я написал на него жалобу. И напрасно: я этого не делал. Хотя стоило бы! Володина шалость чуть не испортила спектакль. Это произошло, когда во Дворце культуры завода «Серп и молот» шел «Добрый человек из Сезуана», где Володя исполнял роль летчика Янг Суна.

А дома, на «Таганке», в этот вечер игрался мой «Час пик». Два с половиной часа я там бегал, качался на маятнике, грешил и каялся в роли варшавского чиновника Кшиштофа Максимовича. А в спектакле есть такой рефрен: в назначенный миг все актеры высыпают на сцену, озабоченно снуют туда-сюда под грохот музыки и вспышки прожекторов. Они вроде варшавская толпа, и я сквозь их суету и шум продолжаю выкрикивать свои монологи. И вот улица в очередной раз закипела народом. Но артисты почему-то давятся от хохота. И я вижу среди цивильно одетой публики четверых непонятно откуда взявшихся оборванцев. Высоцкий — «летчик Янг Сун» вместе с тремя дружками приехал из «Доброго человека...», так сказать, проездом из Китая в Варшаву. В их глазах — плохо скрываемый восторг и, конечно, ожидание ответного восторга.

Но я давлюсь совсем от других чувств: от гнева и отчаяния. Ведь привычные актерские рефлексы разрушаются, сбивается ритм… Оказывается, Высоцкий придумал так развлечься в антракте своего спектакля. Благо между двумя площадками — всего полтора километра, на такси — пара минут. Вопреки Володиным ожиданиям я всерьез обиделся. И смешно мне стало только через день, когда Высоцкий подошел, сузил презрительно глаза и выдал: «Ну что, доволен? Выговор мне влепили из-за тебя! Обязательно было шефу стучать?»

По Марселю за Высоцким на такси!

Любимов мог на него, конечно, при случае прикрикнуть. Как-то раз Володя явился на репетицию «Гамлета» с опозданием на час, да еще подкатил на своем новеньком «Мерседесе», привезенном из Франции, да еще — в бархатных штанах…

«О чем вы думаете? — разгневался Любимов. — В облаках всемирной славы купаетесь? А ну снимите, к чертовой матери, эти брюки, репетируйте в нормальной рабочей форме!» Но по большому счету Володе все прощалось и все сходило с рук. Даже такое, что не простилось бы никому. Помню наши гастроли в Марселе (в середине 70-х «Таганке» улыбнулось солнышко — ослабло давление, появились хорошие статьи, нас стали выпускать на дальние гастроли). И вот накануне завершавшего гастроли «Гамлета» Высоцкий сорвался. Это было похоже на вестерн, когда они с приятелем убегали от Любимова и Боровского по улицам Марселя.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

Секс-символы из Голливуда. Кто вам нравится больше?
Хью Джекман
3443
38%
Генри Кавилл
893
10%
Бен Аффлек
1481
16%
Крис Эванс
646
7%
Джейсон Момоа
1021
11%
Крис Хемсворт
1057
12%
Эдриан Броуди
514
6%
ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • user

    #
    Уже одно то, что Смеховым ни разу не упомянуто имя Целиковской, без которой не было бы Театра на Таганке, говорит само за себя; и, кстати, идея поставить поставить «Доброго человека из Сезуана» принадлежит тоже Целиковской.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или