Полная версия сайта

Валентин Гафт: Почему Эльдар Рязанов взял его в «Гараж» вместо Ширвиндта?

«В «Гараже» снималась моя нынешняя жена Оля Остроумова. Но тогда мы так и не познакомились. Я в...

Валентин Гафт и Анастасия Вертинская

И вот я приступил к репетициям в «Чайке», куда Ефремов меня ввел на роль Шамраева, до меня ее играл Миша Козаков. Поскольку я был новым человеком в труппе, хотелось посоветоваться с Ефремовым, как играть эту роль после Козакова, чтобы зрители не почувствовали разочарования, не сказали: «Ой, не Казаков». Пришел к нему, спросил. Олег Николаевич долго смотрел на меня, а потом сказал: «Валя, в каких бы театрах ты ни играл, вместо кого бы ни вводился, всегда посылай всех...» Ну и прибавил куда. И он был прав — иначе артисту не справиться с эмоциями.

В «Современнике» мне здорово помог Женя Евстигнеев. Мне дали роль дядюшки в «Обыкновенной истории». Евстигнеев говорит: «Играй это репризно». И показал несколько сценок и за дядюшку, и за племянника. Ярко и смешно, грустно и весело. Это было на гастролях в Ташкенте. Все тогда уехали на экскурсию в Бухару, а мы с Евстигнеевым не захотели и остались в гостинице. Я тут же начал об этом жалеть. Женя меня успокоил: «Вон, видишь, киоск стоит, «Союзпечать» называется, мы там купим открыточки с видами этой самой Бухары, и полный порядок, будем знать больше, чем они». В «Современнике» все артисты — личности. Какие у меня были партнеры! А партнерши — одна лучше другой: Лиечка Ахеджакова, Ниночка Дорошина, Леночка Яковлева, Мариночка Неелова, Милочка Иванова... С Нееловой у нас было много спектаклей. В «Трех сестрах» ее ввели на роль Маши, а я уже играл Вершинина. Нам там по пьесе нужно было целоваться, а я на репетициях целоваться отказывался — не то чтобы стеснялся, просто не люблю я такие сцены. Но пообещал: «Я тебя, Марин, на премьере поцелую и тогда покажу тебе, как целуются». И Марина с ужасом ждала своего премьерного спектакля. Ничего, пережили, мы же артисты.

Со временем Волчек изменила свое мнение обо мне. И когда она ставила «Пигмалиона» по пьесе Бернарда Шоу, Гриша Горин порекомендовал меня на главную роль. Она сразу же согласилась. А когда Ефремов уходил во МХАТ и позвал меня с собой, я даже заявление об уходе написал. Но именно Волчек меня остановила. Таким тоном сказала мне в спину: «Да пожалуйста, иди!» — что я развернулся и остался в «Современнике». В театрах я работал с разными режиссерами и каждого из них в какой-то период считал своим и любимым. Когда-то это были Гончаров и Эфрос, сейчас, конечно, это Галина Борисовна. Есть вещи, которые я в ней не принимаю, но спорю редко, потому что она загадочная женщина, у нее потрясающая фантазия и интуиция мощного зверя. Она словно бы находится внутри артиста, с которым репетирует, и оттуда подсказывает: «Шевельни задом. Протяни руку. Замолчи. Смотри в одно место. Дыши. Сильно хлопни дверью». И все — роль поехала.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или