Полная версия сайта

Тайна разочарования в любви Фаины Раневской

Сестра автора «Разговоров с Раневской» Глеба Скороходова рассказала о катастрофе, которой обернулась дружба ее брата с актрисой.

Свернув в арку, сразу остановились.

— В отделении вам делать нечего, — сказал старшина. — Ступайте домой и не связывайтесь больше с народными»…

ТО, ЧТО НЕ ВОШЛО В КНИГУ

Больше мой брат с Раневской никогда не виделся и не разговаривал. Даже в страшном сне Глеб не мог представить, что Фаина Григорьевна, называвшая его своим приемным сыном, сдаст его в милицию. Мало того, она еще и звонила тому же Феликсу Кузнецову и спрашивала: нельзя ли посадить Скороходова в тюрьму за клевету? К счастью, Феликс ей объяснил, что Глеб еще ничего не издал — а значит, и клеветы не могло быть.

Есть у меня догадка, что, кроме момента о том, что Раневская кормила их семью, Ирине Сергеевне могло не понравиться и то, что касалось ее мужа — режиссера Театра имени Моссовета, где работала Раневская, — Юрия Завадского. Вот уж кому от Раневской вечно доставалось! Бывало, Завадский не выдерживал и со словами: «Я сейчас пойду и повешусь!» — покидал репетицию. «Не волнуйтесь! Пошел в сортир!» — извещала Раневская труппу. Ну и конечно, в дневнике Глеба было много эпизодов, посвященных Завадскому. Вот случай, записанный со слов Фаины Григорьевны:

«— Фаина, что вы делаете? — вдруг услыхала я крик Завадского. — Вы топчете мой замысел!

— То-то, люди добрые, мне все кажется, будто я вляпалась в дерьмо!

«Как-то на гастролях Раневская попросила молодого актера принести ей кофе в номер. Он принес, а она лежит на диване нагишом и спрашивает: «Вас не смущает, что я курю «Беломор»?» (В фильме «Весна», 1947 г.)

— Вон со сцены! — завопил За­вадский.

Все замерли. Я выждала паузу, а паузу я держать, слава Богу, научилась, подошла поближе к рампе и ответила:

— Вон из искусства!»

Зачем она это делала? Зачем обижала людей? К фамилии Плятт Раневская самым хулиганским образом прибавляла мягкий знак в конце, и выходило совершенно неприлично. На сетования одного чиновника о том, что «тяжело стало жить честным людям», она мгновенно отреагировала: «А вам-то что?» Мне кажется, она делала это бессознательно. Выдавала колкости, как соловей трели, — инстинктивно. При этом страшно боялась, что на нее все разобидятся. Раневская ведь всего на свете боялась! Это шло с молодости, когда она в годы Гражданской войны гастролировала вместе с Павлой Вульф на юге и столкнулась с тифом, с расстрелами, с трупами на улице.

Будучи натурой впечатлительной, она заболела нервной горячкой — и так до конца никогда и не оправилась. К старости фобии только усилились. Фаина Григорьевна не могла одна быть на улице, боялась дорогу сама переходить… Физически не могла находиться в цирке или в зоопарке — так жалела животных. При этом почему-то ненавидела коров и быков. Еще она не могла смотреть на сырое мясо — боялась. А уж как она боялась «плюнуть в вечность»! Вот предлагает ей Эльдар Рязанов сыграть маму главного героя в «Берегись автомобиля» — а она сомневается и не идет. Ну и, наконец, она страшно боялась, что с ней перестанут здороваться. Видимо, именно этим и напугала ее Ирина Сергеевна — что обиженные не будут здороваться. Потому что иначе невозможно объяснить, зачем Раневская так обидела моего брата.

Кажется, она пожалела о том, что наделала, уже через неделю. Во всяком случае, именно через неделю Глебу по почте пришла рукопись, ценной бандеролью. Такой пакет в плотной коричневой упаковке, обмотанный крест-накрест шпагатом, с тремя сургучными печатями. Внутри пакета, кроме рукописи, обнаружилась приписка, что это может быть издано только после ее смерти. Так он и сделал…

Но я-то знаю, сколько всего интересного в эту книгу не вошло! Глеб рассказывал нам с мамой разные истории, которые Фаина Григорьевна запретила публиковать. Особенно меня поразила одна — как Раневская раз и навсегда разочаровалась в любви. В 20 лет она была если не красивой, то все-таки довольно хорошенькой — многие на нее засматривались. А ей нравился один актер, игравший с ней в спектакле.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

Секс-символы из Голливуда. Кто вам нравится больше?
Хью Джекман
3705
38%
Генри Кавилл
965
10%
Бен Аффлек
1603
16%
Крис Эванс
701
7%
Джейсон Момоа
1109
11%
Крис Хемсворт
1137
12%
Эдриан Броуди
556
6%
ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • nezmey

    #
    Жалко её... особенно о разочаровании в любви... всю душу перевернуло...
  • Lolosha

    #
    Я читала отрывки из этой книги. Интересно, но очень субъективно. Люблю и Раневскую и Скороходова. Жаль, что они так и не помирились.

  • #
    Што-то путаница какая-то. Завадский, который упоминается в статье, как муж дочери Вульф, был вообще-то женат на Марецкой, а после на Улановой. Ну и еще пара несовпадающий с реальностью мелочей... В общем, учитывая такие вот мелочи, создается впечатление, что там могли накосячить и в большем. К примеру, Раневская вроде просила не печатать эту гадкую историю с первой любовью и что же? в сей же миг все выболтано, а было ли это правдой - кто знает. Книгу видела, а рукопись нет. Да и просто некрасиво, взять и тут же интервью состряпать. Прямо гадальщик эта инга, кормиться на чужой могиле. Раневская сложный человек, яркий, парадоксальный в своем характере и безусловно гениальный. А что говорила гадости о других людях... ну, время прошло и эти люди сами за себя могут постоять - Завадский, как бы его не обзывали, талантлив, Ахматова - гений, Орлова бессмертна на экранах, как и сама Раневская. Как видно, все они оправдались без помощи незабвенного автора статьи, как и сама Раневская, которую так фальшиво пытается оправдать эта самая Инга, которая сама же и полила ее помоями.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или