Полная версия сайта

Тайна разочарования в любви Фаины Раневской

Сестра автора «Разговоров с Раневской» Глеба Скороходова рассказала о катастрофе, которой обернулась дружба ее брата с актрисой.

«У Раневской было невероятное количество фобий. Она не могла на улице одна гулять, не могла обедать в одиночестве и физически не могла находиться в цирке или в зоопарке — так жалела животных». (Фаина Георгиевна с подругой Ниной Сухоцкой и домашним любицем Мальчиком. 70-е годы)

Ни о ком ни одного доброго слова! Ни о ком!

— Вы не правы. Фаина Григорьевна о многих говорила всегда с восторгом, — наконец опомнился я, — об Ахматовой, об Осипе Наумовиче Абдулове…

— Об Ахматовой?! — Ирина Сергеевна не дала мне продолжать. — Я просто поражаюсь, как вы можете верить каждому слову, услышанному от Раневской?! Вы, взрослый человек. Да вы знаете, как она называла Анну Андреевну? Каменной скифской бабой! Каменной! Она постоянно твердила об этом, убеждая меня, что Ахматову не тревожит ничто, происходящее с другими.

Ирина Сергеевна прикурила новую папиросу от другой.

— Нет, конечно, о многом я догадывалась, кое в чем подозревала Фаину Георгиевну, зная ее склад ума и острый язык, но такое не могла предположить! Я только никак не могу понять, как вы всерьез восприняли ее слова, что она нас кормила. Что на ее плечах была наша семья! И вы фиксируете это, даже не задумываясь, что такого быть не могло. Работала мама Павла Леонтьевна, не рядовая актриса, не на выходах, а на главных ролях! Работали я и мой муж — Юрий Александрович Завадский. Так как же может троих работающих содержать актриса, не имеющая постоянного заработка?! И жилья тоже! Ладно, вы этому поверили, но она-то, зная, как было на самом деле, дает вашу рукопись мне с просьбой посоветовать, стоит ли это публиковать! И как после этого верить, что я для нее — родная дочь, мой Алеша — как внук?!

Я вышел от Ирины Сергеевны в начале двенадцатого. И сразу позвонил Ф. Г.

— То, что вы написали, при моей жизни никогда не будет издано. Вернуть вам рукопись сегодня не могу: попросила прочитать Нателла Лордкипанидзе. Да и зачем она вам, не пойму. Позвоните мне через неделю.

Неделю я не звонил. Не было звонков и от Ф. Г.

— Рукопись у меня, — сказала мне Ф. Г., когда я наконец позвонил ей. — Но сегодня «Миссис Сэвидж», а в день спектакля я не веду длинных разговоров.

— Я только заберу папку — длинного разговора не будет, — уверил я.

— Не отдам! — решительно прозвучало из-за двери.

Я растерялся. Такого поворота не ожидал никак. Не зная, что делать, нажал еще раз кнопку звонка, но ничего, кроме его одинокого эха, не услышал. В квартире будто все вымерло. Я спустился на площадку ниже. Закурил — на подоконнике заботливо стояла банка из-под крабов с окурками. В это время снизу послышался грохот сапог — два милиционера поднимались по лестнице. Возле меня они остановились. Один из них, в погонах старшины, козырнул:

— Ваши документы!

Тон его не предвещал ничего хорошего. Я протянул свое служебное удостоверение — корреспондент Всесоюзного радио и телевидения.

— Так, а здесь что делаете? Народ­ная артистка просила избавить ее от действий хулигана.

«Зачем Раневская обижала людей? Мне кажется, она делала это бессознательно. Выдавала колкости, как соловей трели, — инстинктивно. При этом страшно боялась, что на нее все разобидятся». (С Михаилом Жаровым в фильме «Девушка с гитарой», 1958 г.)

Поедем в отделение, там разберемся.

У подъезда стоял мотоцикл с коляской. Старшина откинул клеенчатый полог:

— Садитесь!

Залезая в коляску, я случайно взглянул на окна второго этажа: Ф. Г., вся вытянувшись, разглядывала происходящее через очки в тонкой золотой оправе, которые она не успела надеть и держала в руке, подобно лорнету. По-моему, даже традиционно оттопырив мизинец. Наши взгляды пересеклись — она с ужасом отшатнулась и исчезла.

Это было так неожиданно, по-детски непосредственно и по-актерски выразительно, что я рассмеялся. Милиционеры с удивлением посмотрели на меня, но ничего не сказали, запустили мотор, и мы медленно двинулись вглубь гигантского двора.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • nezmey

    #
    Жалко её... особенно о разочаровании в любви... всю душу перевернуло...
  • Lolosha

    #
    Я читала отрывки из этой книги. Интересно, но очень субъективно. Люблю и Раневскую и Скороходова. Жаль, что они так и не помирились.

  • #
    Што-то путаница какая-то. Завадский, который упоминается в статье, как муж дочери Вульф, был вообще-то женат на Марецкой, а после на Улановой. Ну и еще пара несовпадающий с реальностью мелочей... В общем, учитывая такие вот мелочи, создается впечатление, что там могли накосячить и в большем. К примеру, Раневская вроде просила не печатать эту гадкую историю с первой любовью и что же? в сей же миг все выболтано, а было ли это правдой - кто знает. Книгу видела, а рукопись нет. Да и просто некрасиво, взять и тут же интервью состряпать. Прямо гадальщик эта инга, кормиться на чужой могиле. Раневская сложный человек, яркий, парадоксальный в своем характере и безусловно гениальный. А что говорила гадости о других людях... ну, время прошло и эти люди сами за себя могут постоять - Завадский, как бы его не обзывали, талантлив, Ахматова - гений, Орлова бессмертна на экранах, как и сама Раневская. Как видно, все они оправдались без помощи незабвенного автора статьи, как и сама Раневская, которую так фальшиво пытается оправдать эта самая Инга, которая сама же и полила ее помоями.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или