Полная версия сайта

Татьяна Догилева: «Семейная жизнь мне не понравилась»

«Я своего избранника настолько сильно любила, что, если мы не виделись два часа, начинала плакать», — рассказывает актриса.

Татьяна Догилева с Алексеем Баталовым

До этого была шатенкой, и когда мне сделали начес как у Марты, то Марк Анатольевич засмеялся: «Красивая японская женщина!» Меня перекрасили и пересняли, но худсовет на «Мосфильме» не утвердил мои пробы. Эту роль блестяще, на мой взгляд, исполнила потом Лена Коренева. У Эльдара Рязанова я пробовалась на Настеньку в фильме «О бедном гусаре замолвите слово», ее потом сыграла Ирина Мазуркевич. Через несколько лет, правда, в виде компенсации за те неудачные пробы, Рязанов сразу утвердил меня на эпизодическую роль в «Вокзале для двоих», но это произошло намного позже, когда глухая стена была наконец-то пробита. А тогда у меня началось что-то вроде психического расстройства. Я боялась заходить в центральную гримерную на «Мосфильме», потому что меня гримировали уже все художники, пробовали на все роли, но в итоге их играли другие.

— Активные съемки по несколько картин в год у вас начинаются с 1981-го — с музыкальной комедии «Ва­кансия» по пьесе Островского. Там, кстати, абсолютно звездный состав: Каюров, Быков, Табаков, Проскурин, Васильева…

— Да, Екатерина Сергеевна играла Кукушкину — маму моей героини. Она и раньше была для меня невозможной любовью, я просто млела, глядя на нее на экране! Помню, как в первый раз ее увидела вживую. Васильева вошла в гримерку, длинноногая, с короткой стрижкой, плюхнулась в кресло перед зеркалом и сказала: «Всю ночь гуляла, сил нет на ваши съемки». Через какое-то время громко спрашивает: «А кто тут Догилева?» Я робко обозначила свое присутствие. Она продолжила: «А то мне говорят, какая-то Догилева появилась… А ты зачем появилась? Я же еще не умерла». Мне нравилось ее поведение, внешность, свобода. В середине съемок я набралась смелости и заявила: «Если бы я была мужчиной, я бы в вас влюбилась и любила всю жизнь». Она хохотнула и сказала: «Они так и делают».

— А ведь одна из картин с вашим участием была номинирована на «Оскар»! «Частная жизнь» Юлия Райзмана претендовала на премию как лучший фильм на иностранном языке.

— Именно с этим фильмом я впервые побывала на международных кинофестивалях. Какие же у меня были партнеры на съемках! Михаил Ульянов, Лилия Гриценко, Ия Саввина… Я с совершенным изумлением разглядывала, как между дублями Михаил Александрович Ульянов ходит по павильону в тапочках, с термосом в руках. Для меня же он был небожителем, а оказался абсолютно домашним человеком, простого поведения. Ко мне относились очень доброжелательно, как всегда бывает, когда видят старательность. А я же очень старалась сделать все хорошо, хотя роль у меня была совсем небольшой. 

Помню, Ия Сергеевна Саввина надо мной подтрунивала, у нее оказалось потрясающее чувство юмора. Вдруг спрашивает: «А что ты улыбаешься? Ты что, не слышала, что я злая? Вся Москва в курсе, что я злая!» Не знаю, какой реакции она ждала, но я пришла в восторг: так вот как надо! Надо тоже всем говорить, что я злая! Помню, после спектакля «Гренада» меня выбрали в правление ВТО (Всесоюзного театрального общества). Я пришла на съемки и в недоумении начала рассказывать об этом, действительно не понимая, почему это произошло. На что Ия Сергеевна совершенно невозмутимым тоном сказала: «Ну правильно, Вертинская — красивая, я — умная. А с тобой что делать? Хоть куда-то тебя пристроили». И я первая начала хохотать, до того неожиданно и смешно это прозвучало. Или, например, снимаем сцены с диалогами. Сначала ее крупно, а я подыгрываю за камерой. Потом снимают мой план, а Ия Сергеевна садится позади оператора и говорит: «Сейчас и посмотрим, чему вас там учили в ГИТИСе». Дает реплику. Я старательно отрабатываю свою. «Нет, — говорит Саввина. — Не очень-то тебя научили. Ну ладно, мне и так нравится». Делаем несколько дуб­лей — и к последнему я уже Христом Богом прошу ее остановиться, потому что не могу сдерживать смех, боюсь расколоться в кадре. К тому поколению актеров я вообще отношусь с величайшим почтением. К ним, например, вообще неприменимо такое понятие, как «звездная болезнь». Трудно представить, чтобы они нахамили кому-то из персонала, как это часто бывает сейчас.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или