Полная версия сайта

Татьяна Догилева: «Семейная жизнь мне не понравилась»

«Я своего избранника настолько сильно любила, что, если мы не виделись два часа, начинала плакать», — рассказывает актриса.

Татьяна Догилева с Леонидом Филатовым

После того как наша десятка отчитала и вышла в садик перед институтом, он выбежал вслед с криками: «Где Догилева?» Меня вернули в зал, где проходило прослушивание, и стали со мной беседовать. «Что у вас с зубами?» — спросил кто-то из педагогов. А у меня была диастема, то есть большая щель между зубами. Понимаете, сказали мне, артисток с такими зубами не бывает. Я стала жалобно возражать, мол, это же не важно, главное ведь — душа. Педагоги поняли, какой наивности существо перед ними находится, и доходчиво объяснили: вот сделаешь нормальные зубы — возьмем. Но на всякий случай предупредили: только не вздумай вставлять золотые или металлические! И в конце добавили: понадобятся деньги — поможем. Вот какие раньше были педагоги! Тогда в Москве было очень мало ортодонтов, которые могли решить такую проблему. Нашлась единственная клиника, на другом конце города, добираться тремя видами транспорта, с пересадками. Моя бедная мама видела, что я уже немножко не в себе от этой ситуации, и поехала туда со мной. Собрались все врачи, потому что было озвучено: приехала артистка, от вас зависит, берут ее в ГИТИС или не берут. Вердикт вынесли для меня неутешительный. Слишком взрослая, уже ничем не смогут помочь. В полном отчаянии я отправилась домой. 

Правда, как только я, безутешная, переступила порог дома в Текстильщиках — раздался звонок из клиники: приезжайте завтра, мы решили попробовать, не рушить же судьбу артистки. То есть пока мы два часа ехали, эти люди совещались и придумывали, как мне помочь! Это было целое событие и для них, и для меня. В общем, мне что-то подрезали, надели на зубы металлическую уздечку. Боль чудовищная! Само собой, все опухло, но к третьему туру я выглядела уже сносно и еще год носила железяку на зубах. Так с ней и занималась сценической речью. И даже достигла вполне приличных результатов. А вот когда мне эту уздечку сняли, я тут же начала шепелявить, и пришлось заново переучиваться.

— Вы учились еще при довольно жесткой системе распределения — выпускников вузов отправляли в провинцию. И главной задачей для многих было удержаться в столице…

— Во время учебы мы слабо верили в то, что кто-то из нас останется в Москве или будет приглашен в Ленинград. Хотя у нас был замечательный курс, на котором учились Юрий Стоянов, Виктор Сухоруков, Иван Шабалтас. ГИТИС тогда не входил в число престижных вузов, считалось, что из нас изначально куют кадры для провинции. Высоко котировались Щукинское училище, Школа-студия МХАТ, а выпускники ГИТИСа, как правило, действительно отправлялись в провинцию. Но я лично собиралась ехать в Минск. Там был славный Русский драматический театр. Еще в начале выпускного курса я узнала по справочной телефон театра, позвонила, попросила главного режиссера, представилась. Говорю: «Я без пяти минут выпускница ГИТИСа, хочу у вас работать». Повисла пауза. 

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или