Полная версия сайта

Тамара Семина: «Гурченко считала себя моей должницей за роль, которую я ей отдала»

Легендарная советская актриса вспоминает об эпохе и людях, с которыми ее сводил кинематограф.

Тамара Семина с Татьяной Судец и Татьяной Васильевой

Кстати, насчет песен. Спустя много лет мы с Гурченко оказались на каком-то мероприятии в Доме кино. Люська выходит на сцену, а ее просят спеть. Она говорит: «Ну что, опять «Пять минут»? Сколько можно?» Запела, конечно. Вдруг Люська видит меня, подходит, берет за руку и при этом продолжает петь. «Люсь, — прошу, — отпусти руку-то». А она мне шепчет во время проигрыша: «Молчи, а то сейчас ругаться начну» — и снова: «Пять минут, пять минут». Вот такие отношения у нас были, но дружить мы все-таки не дружили.

У меня вообще никогда не было подружек-женщин, только мужчины. Мои «подружки» — Николай Крючков, Сева Санаев, Марк Бернес, Борис Андреев. Андреев, кстати, дружил со мной из ревности, потому что меня любили Крючков и Санаев, а значит, и Андреев не должен был отставать. А Бернес просто нежно ко мне относился, сама не знаю почему. Он и квартиру нам с Володей помог получить. Мы ведь долго ютились по съемным комнатенкам, Володя хоть и был коренной москвич, но жить с его родителями в тесноте мы не хотели. И так продолжалось уже после «Воскресения» и «Крепостной актрисы», когда я объездила полмира. Бернес про это узнал, возмутился. Пошел в Моссовет: «Что за безобразие? Такая актриса и без квартиры!» И нам с Володькой тут же выписали ордер. Бернес звонит: «Тамарочка, зовите меня на новоселье! Только помните, я на диете!» Сказал, что ему можно есть, а что нельзя. Я под козырек: «Слушаюсь, мой генерал!» Но не случилось, Бернес тяжело болел и вскоре умер в больнице.

А каким замечательным партнером был Вадик Спиридонов в «Вечном зове»! Помню, когда снимали любовную сцену, лежим мы с Вадиком, а по нам ползают огромные желтые муравьи. Это оператор нашел подходящую точку — уложил нас на муравейник. «Ваденька, — говорю, — что-то мне некомфортно, ты хотя бы в брюках, а я-то в юбке, они у меня теперь везде, ужас один». А режиссер Краснопольский нам: «Ребятки, ну вы еще порепетируйте». Тут я говорю: «Владимир Аркадьевич, будьте добры, покажите, пожалуйста, как мне лучше лечь, так или вот так?» Тот удивился: «Ну, Тома, что я тебе буду показывать, как баба мужика обнимает, как ляжешь, так и ляжешь». Я настаиваю: «Нет-нет, покажите, как вам бы хотелось». Краснопольский улегся и как пошел весь чесаться! «Вот так, — говорю, — Володечка, а я терплю». А когда снимали сцены, в которых моя Анфиса ищет Кирьяна (ей сказали, что муж-инвалид болтается по поездам, и она решает искупить свою вину перед ним), стоял трескучий мороз. Я бегала по платформе, у меня были полные валенки снега, а массовка смотрела и абсолютно верила в происходящее. Все плакали, жалели мою героиню. Как потом и зрители. Сколько же слов любви и благодарности я услышала от зрителей за эту роль! Многие говорили: «Тамара, у меня та же самая история…»

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или