Полная версия сайта

Скарлетт Йоханссон начала битву за ребенка

Актриса ни за что не хочет отдавать бывшему мужу права опеки над их маленькой дочерью.

Скарлетт Йоханссон с дочерью

Раньше время грубо делили на месяцы и недели: столько-то недель в год ребенок проводит с отцом и тому подобное. Теперь же с подачи психологов практикуется иное: дети не должны страдать от долгих перерывов в общении с одним из родителей, поэтому суд может постановить, что отлученный отец, например, обязан проводить несколько дней каждую неделю со своим ребенком, независимо от его местонахождения. Для мужа Скарлетт подобный расклад может оказаться весьма непростым в исполнении, даже учитывая тот факт, что он наверняка все равно получит какие-то деньги в качестве супружеских алиментов. Кстати говоря, если суд отдаст ему физическую опеку над дочкой (то есть разрешение увезти ребенка в Париж), то сумма эта может оказаться весьма значительной.

Существует еще одна неприятность. Суд, призванный по воле Скарлетт решить судьбу ее же дочери, обязан по закону прибегнуть к услугам детских психиатров. Для того, чтобы они оценили психологическую устойчивость ребенка и возможные последствия для него развода родителей, которые сражаются за опеку. Процесс оценки достаточно травматичен, а для такой маленькой девочки, как дочка Йоханссон, и вовсе труден в исполнении.

Есть и еще одна история, которая может оказаться роковой для Скар­летт. Дело в том, что она совсем недавно дала любопытное интервью известному глянцевому журналу (вероятно, ее заставили продюсеры нового блокбастера «Призрак в доспехах»). Любопытное — потому что, похоже, впервые за все время разоткровенничалась. Скарлетт призналась, что перестала верить в институт брака, потому что считает противоестественным понятие моногамии! «Брак — романтическая вещь. Но представить себя всю жизнь рядом с одним человеком затруднительно. Требует слишком много усилий. Что ж, у каждой медали, как известно, две стороны. Есть потери, есть приобретения в каждом деле. В том числе и в браке. Каждому надо выбирать для себя. Я с огромным уважением отношусь к людям, готовым работать ради сохранения семьи, но подобные отношения все равно кажутся мне не вполне естественными. Как раз потому, что они требуют работы». Иными словами, Скарлетт публично — пусть и не в зале суда — призналась: моногамия ее не привлекает. Что это признание может означать? Да то, что она изменяла мужу, и он это знает. А значит, у него есть отличные козыри в запасе, если уж дело пойдет совсем не в ту сторону. И именно поэтому Скарлетт не требует единоличной опеки над дочкой, понимая, чем это чрезмерное в ее ситуации требование может закончиться!

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или