Полная версия сайта

Режиссер Леонид Хейфец откровенно о Дорониной, Миронове и Борисове

«Когда Ефремов пригласил меня, МХАТ как раз «пилился». Столкновения сторон были яростными» — вспоминает знаменитый режиссер.

Армен Джигарханян с  Татьяной Дорониной в фильме «Ольга Сергеевна». 1975 г.

Легендарный, старейший, у него голова уже тряслась от старости. И вот он сидит в кресле и спрашивает меня: «Ну как идут репетиции?» Я говорю: «Неплохо». А он: «Да, может быть, и неплохо, но ведь Доронина не подходит для такой роли». Но он же ни на одной репетиции не был, не видел, как Доронина это играет! И я, конечно, решил, что у Кедрова просто маразм. Как Доронина может не подходить? Пьеса о женщине, а Татьяна Васильевна — воплощение всего женского. Автор — Эдвард Радзинский, ее муж на каком-то этапе жизни. О ком, как не о самой Дорониной, это все написано? В общем, я Кедрова не послушал. А что в итоге получилось? Когда спектакль вышел, был успех. Но появился шепоток: это не доронинская роль. Кстати, постановка в итоге была не моя, а интеллигентнейшего, умнейшего, талантливого Львова-Анохина. Я просто не успел закончить эту работу, потому что МХАТ засобирался на гастроли в Японию, потом еще куда-то, а когда они вернулись в Москву, я уже не смог у них работать. Но суть не в том, кто поставил спектакль. А в том, что Кедрову даже видеть его не надо было, чтобы определить: Доронина не подходит. В итоге я стал совершенно иначе относиться к мнению стариков. Молодые люди часто смотрят высокомерно на тех, у кого трясется от старости голова, дрожат руки. И совершенно напрасно! Я, правда, и сам уже совсем не молодой человек…

— В последние годы вы работаете в Театре Маяковского и преподаете в ГИТИСе…

— Преподаю я давно, еще со времен Малого театра. Вначале в Щеп­кинском, потом в ГИТИСе. Когда я пришел в ГИТИС, кафедрой режиссуры руководил Туманов, а потом Гончаров — худрук и главный режиссер Театра Маяковского. Помню, как в скверике ГИТИСа был часто слышен из окна его очень громкий голос. Гончаров всегда репетировал на повышенных тонах. Однажды мы с ним одновременно ставили спектакли в Болгарии, в Софии. Он — «Бег» Булгакова в главном театре страны — Театре Вазова, это то же самое, что у нас МХАТ, а я — «Дни Турбиных» в местном Театре армии. И однажды я наблюдал такую картину: возле Театра Вазова — болгарское министерство обороны. Вдруг окрестности оглашаются дикими криками, и тут же в каждом окошке министерства появляется по офицеру — полковники, генералы. Они открывали окна и в недоумении выглядывали на улицу: не началась ли война или государственный переворот. А это Гончаров кричал на актеров: ­«Не-е-ет, не-е-ет, не то!»

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или