Полная версия сайта

Режиссер Леонид Хейфец откровенно о Дорониной, Миронове и Борисове

«Когда Ефремов пригласил меня, МХАТ как раз «пилился». Столкновения сторон были яростными» — вспоминает знаменитый режиссер.

Нина Дорошина и Александр Михайлов в фильме «Любовь и голуби». 1984 г.

— При этом у спектакля непростая судьба…

— Да, его не разрешали выпускать. У военных Грозный ассоциировался со Сталиным. Но военные — люди по-своему простодушные. Они не разгадали нашу с Андреем Поповым, главным режиссером Театра армии, хитрость: мол, разрешите нам сыграть «Грозного...» для пап и мам наших «срочников». Зал 1100 человек. Играли мы восемь раз. А «родители» все не иссякали. Мало того, желающие посмотреть спектакль ломали окна, разбивали стекла. И тогда начальство плюнуло и разрешило нам все-таки устроить официальную премьеру. Правда, не в Москве, а в Челябинске, суровом городе угольщиков и металлургов. Постановку приняли очень хорошо. На худсовете Андрей Попов сказал: «Жалко, что папа не видел этого спектакля». Я учился у его отца, выдающегося режиссера и педагога Алексея Попова. Именно он и легендарная Мария Кнебель ввели меня в профессию и определили судьбу…

После «Грозного...» я поставил в театре целый ряд спектаклей, в том числе «Тайное общество». Он был про декабристов, но название нервировало партийное и армейское руководство. Рецензии были разгромными. В результате из театра меня выперли, а декорации сожгли буквально на ступеньках рядом со служебным входом. Кто-то мне сказал: «Это тебе «Грозного...» не простили…» Молодые артисты Сережа Шакуров и Наталья Вилькина тут же подали заявления об уходе. Для театра это редкий и практически невозможный случай. Прекрасный пример настоящей преданной дружбы. Когда у меня появилась возможность, я поставил телеспектакль «История одной любви», где они сыграли главные роли. Но это произошло далеко не сразу, поначалу я не мог получить никакой работы. Зависли в воздухе приглашения в несколько театров, в том числе и в Театр Маяковского, который возглавлял Андрей Гончаров. Но даже Андрею Александровичу в тот момент пришлось отказаться от этой затеи. Фактически у меня был запрет на профессию в Москве.

— При этом вскоре вы стали режиссером Малого театра, который считался «придворным». Как же вас туда взяли?

— Вот именно потому и взяли, что Малый был напрямую связан с Политбюро и мог себе это позволить, никого не опасаясь. Директор Малого театра — крупный театральный сановник — видел моего «Грозного...» и был впечатлен. И вот он нашел меня. Приехал на шикарной «Волге», выглядел как барин. Сказал: «Вы должны работать в Малом театре…» Я не поверил, говорю: «Вы напрасно потратите время, меня не утвердят». Но в Малом вопрос обо мне решили довольно быстро. Когда я пришел в этот легендарный театр, там было очень много народных артистов: Быстрицкая, Царев, Любезнов, Гоголева, Нифонтова… Параллельно со мной в Малый пришел Смоктуновский, который к тому времени покинул БДТ, уйдя от Товстоногова.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или