Полная версия сайта

Однокурсница Высоцкого о тайне первого брака актера

Крах отношений с Изой больно ударил по актеру. Но тогда же, по мнению Марины Добровольской, он начался как настоящий поэт...

Владимир Высоцкий со Светланой Светличной в фильме «Стряпуха». 1965 г.

Мы все на курсе не просто дружили, а у нас был культ дружбы. У кого-то не получается этюд, остальные тут же: «А если вот так попробовать…» Высоцкого постоянно просили: «Вов, придумай мне этюд!» Вовка мог придумать что угодно. В Школе-студии была традиция: каждый новый курс должен представиться капустником. И вот Высоцкий с Яловичем и Игорем Травиным, который теперь доктор исторических наук, принялись сочинять для капустника тексты песен, их потом распевала вся студия. Оказалось, что Валя Никулин хорошо играет на рояле, Ромочка Вильдан — на скрипке, а Ялович — на всех музыкальных инструментах. Каждый чего-то придумывал, чего-то делал, но заводилами были Высоцкий с Яловичем.

Нас сплотило «аморальное» дело

Еще больше нас всех объединила ужасно неприятная история. Две девочки-третьекурсницы не поделили мальчика. Тот параллельно крутил романы с обеими, и одна из девочек написала на мальчика жалобу в комитет комсомола. И это аморальное дело, как тогда в стране было принято, вынесли на всеобщее обсуждение — комсомольское собрание студии. Для нас, поступивших на волне ХХ съезда, творилось что-то страшное, какой-то 37-й год с доносами и судилищами. На этом позорном разбирательстве мы сидели красные, униженные и от стыда боялись поднять глаза. После долго не расходились. Помню растерянные лица девочек и перекошенные лица ребят. Мы тогда поклялись, что ни одного из нас на такое судилище не отдадим, потом сами с ними разберемся. Но сначала спасем! Кстати, для того мальчика все кончилось плохо — его вынудили уйти из студии, а ведь талантливый был! Для нас потеря однокурсника много значила…

Как-то Жорка Епифанцев сказал, что однокурсник — даже больше чем брат, он еще и единомышленник. Мы по-настоящему серьезно относились к тому, что каждый из нас делает. Епифанцев стал рисовать — значит, все обсуждаем его замысловатые рисунки. А как мы радовались, когда Высоцкий стал сочинять монологи характерных типажей. Он очень смешно их читал нам. Гениально! Вовчик — умница! Все смеются, пересказывают тем, кто не слышал... Я хорошо помню несколько монологов. Один — от имени шепелявого работяги, который по бесплатным билетам «от профкома» побывал в Большом театре на спектакле великого оперного певца Марио Дель Монако (тот действительно приезжал в Москву в 1956 году): «Нет! Мона быть, он и певес! Мона быть, и итальянский! Но нисиво зе не понятно!» Другой рассказ — про гнусавого голубятника, как он плащ покупал: «И деньги на пнач и гонубей пнопили, а пнач не купини». Еще был рассказ от лица артиста, который играл в массовках и наконец получил настоящую роль — мертвеца в гробу: «И капает… и капает на меня этот воск. Горячо же! Я поднялся, сказал публике: «Извините, граждане» — и загасил свечи». Я не знаю, существуют ли эти рассказы в записи, но многие из нас их хорошо помнят, так как повторяли их за Володей, подражая ему. А Гену Яловича как-то сразу все признали режиссером и советовались с ним, если что не получалось, и слушались.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или