Полная версия сайта

Наталия Кустинская: Почему Гайдай снял ее с роли в «Кавказской пленнице»

Неизвестные факты из жизни знаменитой актрисы.

Наталья Кустинская

Когда я стал вхож в ее дом, Наташа была одинокой, не очень здоровой женщиной. Мне было уже за тридцать, я стал сниматься в эпизодах, когда приезжал в Москву. И вот однажды случайно узнал, что у моего знакомого есть ее телефон. А поскольку годы ничего не изменили — я по-прежнему боготворил Наталию Кустинскую, выпросил номер и робко позвонил, напомнил о той нашей случайной встрече на набережной Мойки… Мы с Наташей разговорились, как будто давно были близкими людьми. И с тех пор стали созваниваться — пока Наташа не пригласила меня в гости, в Москву. Помню, я ответил: «Да как же, мне неудобно: кто вы и кто я…» А она вдруг призналась: «Понимаешь, у меня сын погиб… Митьки нет… А ты такой человек, которому можно все рассказать, ты меня поймешь». Приехал я к ней в московскую квартиру по-старомодному, с бутылкой шампанского, с розами. Конечно, передо мной была уже не та Кустинская, что когда-то, — годы ее сильно изменили, но мне это оказалось совершенно не важно. Я был счастлив тем, что дышу с этой актрисой одним воздухом. Ну а она, видимо, увидела во мне сына...

Кустинская тяжело переживала сво­ю потерю, которую, казалось, ничто не предвещало. Митя рос умненьким — настолько, что в 12 лет уже свободно разговаривал по-английски, его Егоров даже в делегацию брал с собой, с американскими космонавтами общаться. В 13 лет Митя прославился, снявшись в «Чучеле». Казалось, что перед ним открыты все двери… Но время было сложное, кино не снималось, знания тоже не особенно ценились. Словом, Митя как-то не нашел себя… В конце концов он полюбил неподходящую женщину, попытался вытащить ее из губительных зависимостей, но вместо этого сам погиб. Пережить случившееся Наташе помогло то, что она — человек верующий. Но одиночество ее все же тяготило, и вот она пригласила меня в свою двухкомнатную квартиру на Патриарших прудах. Квартира была приличная, с кожаной мебелью, как говорится, «с остатками былой роскоши»... Я стал к ней часто приезжать, мы много разговаривали — вернее, Наташа рассказывала, а я слушал... В душе она оставалась все той же Наташей… И раздавала вещи направо и налево, как Раневская в «Вишневом саде». Один раз к ней девочка-медсестра заехала укол сделать, а она ей норковую шубу подарила: «Я ведь больше никогда не надену эту шубу. А медсестра — девушка, ей именно сейчас такая шуба нужна. А когда ей исполнится 70 лет, будет уже поздно… Когда ты молод, надо жить и радоваться».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или