Полная версия сайта

Мария Луговая: «С Моникой Беллуччи мы подружились с первой минуты»

Эксклюзивное интервью.

Мария Луговая

— А как вы, ребенок из семьи философов, стали актрисой?

— Я росла тихой девочкой, витала в облаках. При этом успевала посещать музыкальную школу, заниматься танцами, учиться на пятерки и побеждать в городских олимпиадах по литературе (до сих пор питаю слабость к слову и радуюсь как ребенок, читая хорошую литературу). А потом педагог по танцу сказала: «Тебе надо поступать в театральный». И я сразу ей поверила. Интуитивно почувствовала, что это мое, что это судьба… 

Сама нашла в справочнике «Желтые страницы» адрес Театра юношеского творчества — это очень известное в Петербурге место, откуда вышли Лев Додин, Николай Фоменко, Игорь Гордин. Прошла три тура и поступила. Когда начались занятия, я влюбилась в театральный мир окончательно. Мы делали этюды, ставили спектакли, ездили на гастроли в Вильнюс, и все это мне так нравилось! В общем, когда я заканчивала школу, то не думала ни об экзаменах (хотя в результате получила золотую медаль), ни о последнем звонке, ни о выпускном бале. Какой там бал?! У меня «деньги уже были в другом банке» — я поступала в театральный институт!

— Легко поступили?

— Да. У меня тогда была бешеная уверенность в себе, такая отчаянная смелость: кто, если не я?! Никогда потом я не ощущала такого фантастического подъема, как в те дни. Я шла напролом! Говорила комиссии: «Так, подождите, у меня еще песня». Спела — и дальше: «А еще танец…» В итоге меня брали к себе на курсы все четыре мастера, которые набирали ребят в том году. Я выбрала Семена Яковлевича Спивака — потрясающего педагога, у которого я потом работала в Молодежном театре. 

Но как же тяжело мне было учиться! Кто-то считает студенчество лучшим, беззаботным временем жизни. А я, хоть и получала пятерки, постоянно пребывала в состоянии страха и неизвестности. Как будто попала в страну, где все говорят на непонятном языке. Я паниковала: что делать?! как?! Читала Станиславского и не понимала, что он имеет в виду. Или зачем изображать животных. Правда, когда я показала олененка, получилось удачно. Мне даже дали прозвище Бэмби. И все же я не понимала себя, не знала, что могу… Иногда доходила до такого отчаяния, что слезы катились градом и я говорила себе: «Все, завтра ухожу из института…» Просто вначале, как в любом деле, ты бредешь, как в лесу в темноте, на ощупь, падаешь... А потом, маленькими шажочками выходишь на дорогу­…

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или