Полная версия сайта

Людмила Чурсина: «Говорили, что я получила звание, танцуя перед Политбюро на столе»

Эксклюзивное интервью знаменитой актрисы.

Людмила Чурсина Элизабет Тэйлор

В общем, меня назад в Москву не отослали. Стали мы потихонечку репетировать с Леоновым какие-то сцены. Кстати, для съемок действительно понадобилась скамейка. Помню, в какой-то момент она потерялась, и Евгений Павлович бегал, искал: «Где мои костыли?! Мне без них не достать эту дылду!» А однажды он решил, что можно сделать и наоборот. Мы отрепетировали сцену у плетня, я ушла гримироваться. Возвращаюсь и вижу, что на моем месте копают яму. Говорю: «А что вы делаете? Я же здесь стоять должна». — «Леонов сказал копать». Тут он и сам идет: «Ты будешь стоять в яме, мне надоело на скамейке шататься». Евгений Павлович был трогательный… Ведь его тоже не утверждали на эту роль. Его герой Яков Шибалок — фигура трагическая. А Леонов за три года до этого в «Полосатом рейсе» всем демонстрировал свою упитанную задницу в пене. Но Владимир Александрович Фетин в работе был бескомпромиссен и худсовету сказал: либо Леонов, либо никто. На эту роль ему нужен был особый актер, который пронзительно и точно сыграет в сцене расстрела любимой женщины. А еще на съемках «Полосатого рейса» Фетин убедился, насколько Леонов добрый и чувствительный. Евгений Павлович часто там рассказывал про своего сына Андрея, по которому очень скучал. И у него от чувств слезы на глаза наворачивались. Вот эти слезы были важны для Фетина!

Фильм «Донская повесть» много мне дал. С ним мы потом ездили по разным международным фестивалям, и везде нас принимали очень тепло. Одной из первых поездок была в Нью-Дели, оттуда мы прокатились по маршруту Калькутта, Мадрас, Бомбей. Там как-то прознали про то, что мы с Фетиным собрались пожениться. И предложили сыграть свадьбу в Непале. Я уже воображала себя на слоне в ожерелье из цветов. Но советский посол сказал: «Ребята, лучше не надо». Еще мы в Индии познакомились с Раджем Капуром. Я ему подарила вышиванку, а он мне — сари. Помню, как он открывал один за другим шкафы в своей огромной костюмерной, чтобы я сама выбрала подарок. Я взяла одно белое сари, другое голубое из натурального шелка с серебром. Так они до сих пор у меня и лежат. Потом были и другие фильмы, с которыми я выезжала за рубеж. Я много ездила с «Журавушкой», за которую в Сан-Себастьяне получила премию из рук Одри Хепберн. Я так волновалась, что ее практически не разглядела, все было как в тумане.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или