Полная версия сайта

Лариса Лужина: «Я не передала Высоцкому, что сказал о Марине Влади ее первый муж»

«7Д» впервые публикует отрывки из еще неизданных мемуаров актрисы.

Лариса Лужина и Владимир Высоцкий

Мои отец и мать поженились в 1937 году, в Ленинграде. Они очень любили друг друга. Для моей 23-летней мамы это был уже второй брак, предыдущий был неудачным — муж очень сильно пил. Поскольку она с 16 лет занималась хозяйством и детьми, то никакого образования у нее не было. И она пошла на завод «Красный треугольник» рабочей. Отец ходил в загранку на корабле «Лахта», названном в честь исторического района Санкт-Петербурга. Когда началась война, мама целыми днями вынуждена была работать на заводе. Мы с сестрой Люсей оставались дома одни и при первых же звуках сирены, чтобы не идти в подвал по длинным темным лестницам, прятались под кроватью. Там мама нас и находила. Папа был ополченцем. При защите форта «Серая лошадь» недалеко от Кронштадта он был ранен. 

Госпиталь оказался переполненным, и папочка долго и мучительно умирал дома от ран и голода. Когда его не стало, под подушкой мы обнаружили несколько корочек хлеба, которые папа не ел, оставлял нам. Папе было чуть за тридцать. Только недавно я нашла его могилу. В поисках мне помогла программа «Моя родословная». Мы шли по Пискаревскому кладбищу от Вечного огня до монумента «Мать-Родина» по длинной аллее… Вдруг я заметила чайку, которая села на одну из братских могил. Я сразу подумала — это папа мне знак подает. Подошла, чтобы положить цветы, и на земле увидела растущий весенний крокус. А через несколько дней раздался звонок из администрации Пискаревского мемориала: «Лариса Анатольевна, мы разыскали место захоронения вашего отца». Оказалось, что он захоронен именно в этой могиле, куда я положила цветы! Теперь, приезжая в Санкт-Петербург, я обязательно иду к папе...

Следом за отцом тогда, в блокаду, ушли моя шестилетняя сестренка Люся и бабушка. Как мы с мамой выжили, знает только Господь Бог… Потом нас с ней эвакуировали в Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области. Мы жили в землянке, предназначенной для хранения овощей, ютились там до конца войны и постоянно дрожали от холода… Но ребенок есть ребенок. Я вместе с другими ребятишками весело каталась с горок, прыгала с каких-то крыш, причем чуть ли не босиком, и снег был такой глубокий и мягкий, как перина! И надо же — никто не болел, мы не знали, что такое грипп или ангина.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или