Полная версия сайта

Лариса Голубкина: «Напрасно меня пытались не пустить к Миронову в Париж»

Эксклюзивное интервью «самой выездной» актрисы Советского Союза.

Лариса Голубкина с мужем Андреем Мироновым

Еще в Японии нас возили в абсолютно божественное место — Никко, где сплошные буддийские храмы в горах. Это два часа езды от Токио. Мы были там в новогодние праздники. Нас поразила невероятная тишина, долгая, глубокая. Никто даже слова не мог произнести. Красота вокруг, все наряжено, елки, игрушки какие-то удивительные, каких я прежде не видела. Маленькие озерца, в которых плавают красные рыбки, невероятный воздух, пропитанный запахом кедров… И видимо, это сильно подействовало на меня. Остановились в местном отеле. Помню, ко мне зашел Фуруто, мы с ним еще поговорили, по-японски сидя на коленочках, потом я легла спать. А утром я очнулась не в номере, а на приличном расстоянии от отеля в горах. Как туда попала, когда успела одеться, как вышла из отеля — понять не могла. Просто волшебное какое-то место… Ничего подобного со мной никогда в жизни не случалось.

— А на остальных оно тоже подействовало или только на вас?

— Слава Тихонов, жена которого ждала ребенка, был очень взволнован поездкой в Никко. Когда мы ходили там по буддийским храмам, нам предложили вытащить бумажки с предсказаниями. Слава вытащил записочку, прочел, побледнел и исчез. Мы с Ростоцким его долго искали. Потом спрашивали, что случилось. Слава ответил: «Я испугался. Там сказано про ребенка…» — «Что? Прочитай!» — уговаривали мы, но секрета он не выдал…

А в один из дней нас повезли на японское телевидение. Я должна была на японском петь две песни. Фуруто-сан натаскал меня в плане произношения. Японцы были в восторге. Хотели меня отблагодарить, но оплатить работу не могли — знали, артистам из СССР запрещено брать деньги. И они преподнесли мне роскошное жемчужное ожерелье, жемчужную брошку и зажигалку из чистого серебра. Потом я отдала ее Андрюше (Миронову, своему мужу. — Прим. ред.).

— А какой была самая первая ваша заграничная поездка? И куда?

— У меня отец работал в Германии, и меня туда повезли в 13 лет. Всего восемь лет прошло после войны. В Москве — тотальный дефицит всего. А в Германии — ковры, хрусталь, сервизы «Мадонна», за которыми выстраивались гигантские очереди в военном городке. Папа это увидел и решил серьезно поговорить со мной и мамой: «Если я хоть один раз увижу вас в очереди за чем-нибудь в этих магазинах, в 24 часа вы отсюда уедете. Лариса, что тебе конкретно нужно?» — «Бархатные зеленые тапочки». — «Что еще?» — «Елочные игрушки в огромной коробке» — «Еще?» — «Клубничный конфитюр». — «Вот тебе деньги. Иди и купи что нужно». Маме он при этом сказал: «Тебе нужна одна шуба и Ларисе одна шуба. Иди купи. Но ничего не бери на перепродажу!»

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или