Полная версия сайта

Ирина Мирошниченко: «Я дала понять Андрею Тарковскому, что я — замужем»

Актриса впервые рассказывает об отношениях с великим режиссером.

Ирина Мирошниченко с Иннокентием Смоктуновским в фильме «Дядя Ваня». 1970 г.

— Ваше детство прошло там?

— Да, я вспоминаю себя маленькую, как я выходила из подъезда, потом перебегала трамвайные пути. Мама, папа и брат всегда меня предупреждали: «Осторожно, трамвай!» Но его трудно было не заметить: вагоновожатый звонил «тр-р-р-р-р»… На бульваре я садилась на скамеечку и готовила уроки, потому что дома было негде: маленькая комната — девять метров, там особо не позанимаешься. Мне очень нравилось на улице, на нашем бульваре! Я даже мечтала там, на скамейке Тверского бульвара, когда-нибудь заночевать: закутаться в одеяло и смотреть на небо, а утром встретить солнце… Лет мне было тогда совсем мало…

Часто я проезжаю и мимо нашей школы № 119, в которую ходила дворами. Ближе всего было через стройку. Там строился цирк, а потом в этом здании разместился МХАТ, куда впоследствии я попаду в качестве актрисы и буду играть на этой сцене. Вот парадокс! Я отодвигала доску в заборе, «просачивалась» в образовавшуюся дырку, после чего нужно было быстро пробежать мимо сторожа и его огромной овчарки до противоположного забора, где тоже была дырка, а там уже и двор школы. Однажды я не успела: сторож свистнул, овчарка — за мной. 

Я мигом взлетела на забор, но она меня все-таки тяпнула: то ли за каблук, то ли за порт­фель, но не укусила, слава богу. Как же я визжала! Думала — все, больше на стройку ни ногой. Но через пару дней снова стала пользоваться дыркой в заборе. Вот это — мое детство! Сейчас все дворы закрыты, кругом шлагбаумы, металлические двери и кодовые замки. А в моей памяти остались зеленые московские дворики, где повсюду можно было пройти, где все соседи друг друга знали. Тверской бульвар жил как единый организм, все было на виду: кто пироги печет, у кого свадьба или развод­...

— Судя по тому, какое образование вам дали родители, вы были усидчивой домашней девочкой…

— С одной стороны, жили мы очень скромно. Но при этом ко мне приходил учитель французского языка, которого мама с папой оплачивали из своей крошечной зарплаты. Кроме того, в нашу девятиметровую комнату они умудрились поставить пианино! Я сейчас сама не понимаю, как это было возможно! В комнате, кроме инструмента, помещалась моя тахта, круглый стол, шкаф с посудой, в нише — диван, на котором мама с папой спали. В углу стояло огромное зеркало и тумбочка с телевизором, малюсенький экранчик которого увеличивала линза с водой. 

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или